Как репетировали и жили актеры театра в режиме карантина

Наши артисты просто так не сдаются!

Как бы ни было, а пандемические каникулы длиной в два месяца предоставили многим из нас новые площадки и возможности для самореализации. Мало кому хотелось исчезнуть с карты городов и уйти в затворничество. Мы в большинстве своем люди социальные, и общение для нас, выход в эфир и общение друг с другом — это такая же жизненная необходимость, как дыхание, зрение, осязание. Артистам в этом отношении еще очень важны обратная связь, реакция, и они вышли к нам, своему зрителю, в интернете, продолжив свои постановки и репетиции.



С Еленой Набоковой, педагогом, основателем театра-студии «Дом Культуры», режиссером-постановщиком, действующей актрисой театра ARTиШок, мы встречаемся в открытом после карантина парке имени 28 гвардейцев-панфиловцев, чтобы поговорить о ее студийных проектах и занятости в ZOOM-сериале. Между делом беседуем об интеллигентных качествах алматинских бомжей, которые весь карантин просидели на городских помойках в масках, и бесконечной вежливости к прохожим, замечаем неистребимую наглость и самоуверенность голубей, отмечаем, как красив наш город и как много он открывает для нас возможностей. Романтика и Алматы — понятия взаимодополняющие.



— Елена, начнем с того, что, увидев фотографии сцен с постановки «Медведя» по одноименной пьесе Чехова, захотелось поговорить именно об этом. Почему выбор пал на эту шутку-комедию Антона Павловича, кто задействован в спектакле?

— За фотографии очень признательна их автору Кристине, потому что у нас не так много снимков со спектакля, так как зал маленький, для фотосъемки не совсем удобный, чтобы не мешать зрителям и актерам. А пресс-показов мы не делаем. Саму пьесу и спектакль очень люблю. Мы ставили его в нескольких составах и редакциях, и сейчас на нашей площадке его исполняли 10 человек — пятеро Поповых, пятеро Смирновых, и есть еще персонаж Лукерья вместо Луки. Нравится пьеса и ребятам, потому что она очень энергичная, игровая, смешная, и они какие-то комичные в этих ролях. Мы делаем так, чтобы каждый исполнитель нес в себе определенную черту персонажа: кто-то — хозяйственность, кто-то — нервозность, истеричность, кто-то — утонченность. Ребятам надо показать, как они взаимодействуют и находят в результате друг друга, чтобы произошел жизнеутверждающий финал, несмотря на сложную тему. Но это и есть комедия, шутка. Есть желание его «доставить», потому что спектакль идет всего 40 минут. Можно с учетом антракта добавить второй спектакль-шутку с тем же временем для полноценного объема. Этим надо заняться сегодня, но мы нечаянно ушли в «Чайку», разбирая ее, и не знаю, какая там комедия получится, но точно не на 40 минут.



— Как репетировали в течение этих двух карантинных месяцев?

— Сначала мы с ребятами разбирали на платформе ZOOM «Чайку». Они готовили этюды в домашних условиях, а сразу после отмены ЧС мы встретились на крыше моего дома и в это воскресенье в горах провели репетицию. И мне нравится эта идея, потому что большая часть действия в «Чайке» происходит вне усадьбы, и мы пробовали ее ощутить, испытать на себе, как это было на самом деле, на открытой площадке, когда рядом то мошка пролетит, то лист упадет. То есть мы репетировали, играя не что-то воображаемое, абстрактное, а чувствуя атмосферу происходящего в пьесе, находясь на таком как бы пленэре.

Конечно, мы пока держим дистанцию между собой, собираемся небольшими группами и репетируем по два-три человека, но для театров это довольно сложно — партнера надо чувствовать, так как партнерство — это доверие, а нас «просят» сегодня бояться друг друга.

— В группе, с которой репетируете, только ваши ученики-студийцы?

— Это наш продолжающий курс, который составляет основу студийного театра. И многие в нем занимаются по пять-шесть лет. Кто-то — год, кто-то пришел три месяца назад. Бывает, что желающие из базового курса присоединяются к продолжающему и могут принять участие в постановке. Могу сказать, что горжусь своими выпускниками. Первым спектаклем «Дома культуры» был «Утренняя фея», и с того времени ребята, теперь уже мои бывшие студийцы, очень сильно выросли — иначе мыслят, двигаются, передают образы и эмоции.

— Что включают в себя ваши курсы?

— Наш «Дом культуры» — любительский студийный театр, но я также преподаю в ARTиШОКе для будущих актеров и веду курсы в «ДК» для людей бизнеса и жизни. Это три направления преподавательской работы плюс моя актерская реализация.

— Про курсы для людей бизнеса хочется узнать больше...

— В этом курсе даю актерские инструменты, которые можно применять в своих коммуникациях, чтобы чувствовать себя более уверенными, сильными, раскованными, ресурсными. Многие приходят на мои занятия в состоянии тупика, когда вроде бы многое сделано в жизни, а драйв ушел, цель достигнута, а что делать дальше — непонятно. И все идет по схеме «дом-работадом-работа», и кажется, что есть во всем гармония и счастье, но удовлетворения нет. На курсах для бизнеса люди начинают искать в себе творческое начало, открывать новые грани, а за ними — менять цели, дела, профессию, интересы. Внутренние ресурсы раскрываются, и приходят равновесие, понимание смысла.

— А мы и правда пребываем в большинстве своем в бесконечной круговерти одного и того же алгоритма жизни, и, возможно, карантин, как и ваши курсы, вдруг притормозил нас, заставил выдохнуть, оглядеться, что-то изменить в себе. Как вы пережили эти странные пандемические каникулы?

— Этот карантин был про энергию общения, которая нам очень необходима. Два этих месяца нам не хватало общения, не хватало живых глаз друг друга, которые не заменит никакая картинка в компьютере. Поменялось многое в этой новой для нас ситуации, но я сама не испытала никакой паники и вдруг поняла, что люди, делающие театр в Казахстане, ничему не удивляются. Их сложно чем-то потрясти. Малый и средний бизнес в ужасе, бюджетники хватаются за голову, а я так каждый день живу, и каждый день какой-нибудь сюрприз. И это для меня, как и для многих людей театра, привычная форма существования.

— Как актриса вы были задействованы в карантине?

— Принимаю участие в ZOOM-сериале, и да — снова про карантин! Мы с Чингизом Капиным (актером театра ARTиШОК) весь прошлый год вместе ходили за Галей (Галина Пьянова, режиссер и художественный руководитель театра ARTиШОК) с просьбой поставить спектакль Ars Longa («Искусство вечно») современного российского драматурга Михаила Дурненкова. А ей все было некогда, и была огромная загруженность в ARTиШОКе. И вот сижу дома в карантине и размышляю, чего хочется Лене, и сама себе отвечаю, что хочу играть. Не сидеть же в изоляции с моноспектаклями, хотя и это вариант в вынужденной ситуации! И вдруг звонит Галя и спрашивает: «Хочешь поучаствовать в ZOOM-сериале? Мы хотим ставить в интернете Ars Longa». И Лена прыгала от радости! Единственное опасение было, как это делать в онлайн, в этих маленьких окошечках, как в них, на дистанции друг от друга, взаимодействовать. Но, оказалось, что эта интернет-платформа прекрасно работает, и я сейчас, как ребенок, радуюсь каждой нашей репетиции и очень люблю момент, когда вижу все эти окошечки включенными. Этот материал Дурненкова очень давно люблю, мы как-то делали в ARTиШОКе читку, и уже тогда это было огромное удовольствие. В эти дни пьеса стала еще и приятной возможностью поработать с ташкентским театром «Ильхом». Вне карантина было бы сложно представить в одновременном действии два занятых театра в разных городах и государствах и создать этот совместный проект. Считаю, что все задействованные в ZOOM-спектакле актеры получили величайшее наслаждение, ставшее настоящей отдушиной на карантине. Мне жутко представить, что осталось всего три серии и сериал закончится: от этой мысли становится грустно.

— Сериал завершится, и мы не увидим его на живой сцене?

— Надеюсь, что Галина созреет и создаст полноценный спектакль на сцене ARTиШОКа. Для ZOOM-сериала она брала сокращенную пьесу. Но, что интересно, ситуация, когда, по сюжету этой пьесы, актеры остались без работы во время финансового кризиса, очень хорошо ложится на нашу ситуацию карантинную, когда театры не работают, но актеры есть и им нужно реализовывать себя и выживать, потому что это их профессия и образ жизни. Там много юмора и любви к людям, много живых и настоящих диалогов, актуальных и соответствующих происходящим событиям, в которых мы все оказались.

— Думаете, что карантин в итоге вывел нас на новый уровень?

— Уверена, что это было хорошее время для переосмысления, и, вероятно, будут какие-то интересные прорывы у людей, которые выльются во что-то интересное, сильное, яркое. Во всяком случае, я желаю этого всем нам!







X