В Казахстане вспомнили про кооперацию крестьянских хозяйств как способ спасти АПК

Насколько возможна такая линия проведения сельскохозяйственных реформ в сфере АПК Казахстана сегодня, журналисту «МК» рассказал доктор сельскохозяйственных наук, профессор Ахылбек Куришбаев.

По его мнению, кооперация личных подсобных хозяйств — это новые возможности для АПК, особенно в ходе возвращения республики к нормальному режиму жизни. Тем более что до введения режима карантина развитые страны весьма успешно использовали этот самый механизм кооперации в сельском хозяйстве. Это позволяло не только повысить производительность сельского труда и обеспечивать городское население качественными продуктами питания, но и создавать на селе, причем на постоянной, системной, основе рабочие места.



В то же время необходимо заметить, что интенсификация производства — все-таки за крупными и средними хозяйствами, где легче и лучше внедрять современные агротехнологии. Однако казахстанская реальность такова, что почти 70 процентов животноводческой продукции и 30 процентов растениеводческой производятся в личных подсобных хозяйствах сельского населения. И значит, потенциал ЛПХ (личные подсобные хозяйства) можно и должно использовать. Тем более что вопросы развития кооперативного движения в АПК и, в частности, кооперации личных подсобных хозяйств в Казахстане поднимают давно. И пусть власти предпринимали неоднократные попытки решить их на практике, к сожалению, все они до сегодняшнего дня не привели к желаемым результатам...



— В чем причина, Ахылбек Кажигулович?

— Как показал анализ, проведенный учеными Казахского агротехнического университета имени С. Сейфуллина, основными недостатками были поверхностный подход, оторванность от реальной ситуации на местах и отсутствие комплексного подхода к решению существующих проблем. В результате в значительной степени дискредитировали саму идею кооперации. Отсюда и недоверие, укоренившееся у сельчан к такой форме совместной деятельности. Возьмем, к примеру, кооперацию личных подсобных хозяйств, занятых животноводством. Все хорошо помнят, как мы за счет создания молочных кооперативов, обеспечения их мини-молокоприемными пунктами хотели резко увеличить объемы производства молока и повысить его качество, направив на это немалые финансовые ресурсы. Однако, как говорится, воз и ныне там. Основная часть мини-молокоприемных пунктов и молочных блоков либо простаивает, либо работает не на полную мощь. Резкого увеличения объемов производства молока в ЛПХ так и не произошло, а качество молока так и осталось на уровне, не соответствующем установленным стандартам.



— Почему это произошло?

— Здесь ошибка заключалась в том, что на первый план выдвинули решение проблемы охлаждения и сбыта молока, хотя первостепенной задачей является решение проблемы кормовой базы. Ведь не зря гласит народная мудрость: «Молоко — на языке коровы», а сегодня ЛПХ в большей степени страдают от нехватки пастбищ в летний период. Земли сельских населенных пунктов, отведенные для пастбищ общественного стада, в основном деградированы по причине чрезмерной эксплуатации на фоне полного отсутствия восстановительных работ. Еще сложнее обстоят дела с проблемой заготовки кормов на период стойлового содержания. Из-за отсутствия во многих населенных пунктах сенокосных угодий для ЛПХ владельцы скота вынуждены покупать корма по рыночной цене, что практически делает их деятельность нерентабельной.

— Но и это еще не все причины, не так ли?

— Следующая проблема — это невозможность внедрения в ЛПХ современных технологий, которые напрямую влияют не только на качество продукции, но и на ее себестоимость. Наряду с этим, конечно, существуют и проблемы сбыта продукции. Поэтому кооперирование ЛПХ должно быть нацелено на комплексное решение существующих проблем. Только тогда сельские жители почувствуют преимущество и выгодность кооперациии. Кстати, с учетом всех этих реалий ученые университета имени Сейфуллина разработали пилотный проект «Повышение доходности личных подсобных хозяйств на основе их кооперации на примере отдельных сельских округов Аккольского района и города Степногорска Акмолинской области.

— В чем его особенность?

— Суть этого проекта заключалась именно в комплексном подходе к решению существующих проблем ЛПХ в рамках кооперации. Однако решить эту задачу сразу вновь созданный кооператив практически не может. Вопервых, как и везде, в резервных земельных фондах местных исполнительных органов не было готовых земельных угодий, расположенных единым массивом, как и поблизости от населенных пунктов, где мог бы вести свою хозяйственную деятельность вновь созданный кооператив. Во-вторых, не были готовы кадры. В-третьих, не было готовой производственной инфраструктуры и технического парка, а их новое строительство и приобретение потребовали бы значительных средств, возвратность которых для нового кооператива была бы проблематичной, а большая кредитная нагрузка, соответственно, пугала его членов. К тому же отсутствие приемлемой залоговой базы для такого кредитования создало бы дополнительные проблемы. Именно это до сего времени выступало сдерживающим фактором развития кооперации на селе. Поэтому в вышеуказанном проекте выбрали вариант создания специализированной структуры по обслуживанию созданного кооператива и вовлечению в это дело устоявшегося хозяйства с достаточными площадями земельных угодий и материально-технической базой в качестве бизнес-партнера.

В будущем оно либо само трансформировалось бы в специализированную структуру по обслуживанию кооператива, либо перешло бы в собственность кооператива за счет выкупа его членами. Иными словами, вновь созданный кооператив с первых же дней, без организационного периода, имел всю необходимую материально-техническую базу для выполнения своей миссии. И это тоже является одним из главных отличий этого проекта.

— В течение какого времени высказанная вами идея могла быть реализована?

— Напомню, что первый этап этого проекта предусматривал оказание услуг вновь созданному кооперативу по откорму крупного рогатого скота, обеспечению членов кооператива кормами, пастьбе скота в летний период, породному преобразованию поголовья скота. При этом стоимость оказания услуг была бы значительно ниже рыночной и устанавливалась на общем собрании кооператива. Ну а сама реализация пилотного варианта проекта началась в сентябре 2019 года, и за короткий срок существующие животноводческие помещения хозяйства-партнера с минимальными затратами реструктурировали под откормочную площадку на 1000 голов крупного рогатого скота единовременного содержания. Параллельно провели большую разъяснительную работу среди жителей 13 населенных пунктов Аккольского района Акмолинской области, охваченных этим проектом. Сельчане поняли выгоду такой формы совместной деятельности, и уже сегодня в ожидании завершения карантинных мер в стране снова ставят вопрос о начале второго этапа проекта, суть которого заключается в создании кооперативной молочно-товарной фермы с круглогодичным стойловым содержанием коров.

— Кстати, такая модель кооператива широко распространена в Израиле, где имущество находится в кооперативной собственности, а скот — в собственности каждого члена кооператива...

— Да. Что касается нашего проекта, то сейчас идет разработка ТЭО и бизнес-плана. Их реализация с вводом второго этапа, по моему мнению, позволит решить ряд экономических, социальных и даже экологических проблем, накопившихся в Казахстане. В частности, полностью решится проблема кормовой базы, и молочный скот будет охвачен современной технологией производства молока, что, несомненно, приведет к резкому повышению его качества. Во-вторых, переход от вольной случки к искусственному осеменению многократно улучшит качество работы по породному преобразованию поголовья скота. В-третьих, владельцы скота будут избавлены от повседневной трудоемкой работы по ухаживанию за скотом, а это откроет путь не только к коренному изменению сложившегося образа жизни на селе, но и к улучшению санитарной обстановки сел и аулов, что, в свою очередь, повысит привлекательность и комфортность жизни в сельской местности. В-четвертых, откроется возможность для поэтапного вывода скота за пределы населенных пунктов и, как следствие, улучшения их облика. Резко снизится нагрузка на земли вокруг сельских населенных пунктов, что, надеюсь, приведет в целом к улучшению той же экологической ситуации. И, наконец, самое главное — повысится доходность ЛПХ, а значит, и жизненный уровень сельчан.

— Что вы думаете по поводу пилотных проектов по развитию кооперации на селе «от поля до прилавка», о которых упоминал глава государства?

— Я считаю, что без жизнеспособных кооперативов, созданных с учетом реальной ситуации на местах, практически невозможно будет выстроить цепочку «от фермы до прилавка». И если учесть, что сейчас почти 70 процентов животноводческой продукции на внутреннем рынке приходится на долю ЛПХ, то мы должны иметь сильное первичное звено этой цепочки в виде вышеуказанных кооперативов. Важно помнить, что без этого многочисленные оптовые продовольственные рынки и оптово-распределительные центры, о строительстве которых много говорят в последнее время, будут заполнены импортной продукцией. Поэтому развитие сельской кооперации должно идти опережающими темпами и предшествовать созданию сети таких рынков.

В то же время понятно, что развитие кооперации нуждается в мерах государственной поддержки. Тем более что до сих пор в республике отсутствует законодательная база, позволяющая оказывать меры господдержки кооперативам, хотя во всем мире кооперативное движение пользуется множеством льгот и той же прямой господдержкой.

Отсутствует у нас и законодательная база, регулирующая деятельность ЛПХ. Поэтому, используя опыт развитых стран и опираясь на успешную отечественную практику, для обеспечения продовольственной безопасности страны нам необходимо максимально продумать и раскрыть потенциал, который заложен в личных подсобных хозяйствах.







X