Как госорганы Казахстана сдали «экзамен» на зрелость во время ЧП - Коронавирус в России на N1.BY
Как госорганы Казахстана сдали «экзамен» на зрелость во время ЧП

«Просто кричащая проблема»

Надо сказать, что оценка работы этих самых органов, на наш взгляд, явно неудовлетворительная. По очень многим причинам. Начнем хотя бы с нашего законодательства.

Вот мнение доктора юридических наук, профессора Каспийского университета Романа Подопригоры:

— К примеру, Кодекс о здоровье народа и санитарное законодательство, на которое ссылалась власть в режиме ЧП. Так вот, они оказались не рассчитаны на случаи введения ЧП на всей территории страны. А ограничительные меры, включая карантин, оказались не конкретизированы, что позволяло устанавливать самые разные, включая абсурдные, меры, как, например, заваривание дверей на карантинном объекте.



Как крупнейший у нас в стране специалист по административному праву Роман Анатольевич считает, что, согласно Кодексу об административных правонарушениях, за нарушения режима ЧП нельзя привлекать к ответственности индивидуальных предпринимателей и юридических лиц. Так же как нельзя, например, забирать автомобиль на штрафстоянку. Но то, что происходило на практике, этим «нельзя» явно противоречит.

— Кроме того, — говорит юрист, — в изданных за время ЧП актах были противоречия с действующим законодательством, проблемы с языком изложения и пониманием правил поведения. А акты госсанврачей, которыми вводились ограничения, оказались вне системы нормативных правовых актов, что исключало их регистрацию и публикацию. Вообще ситуация с ЧП показала, что требуется серьезный анализ правовой природы таких актов.



Теперь о непосредственной работе госорганов во время ЧП. По мнению юриста, формировались органы, которые создают при других чрезвычайных режимах (оперативные штабы). Но даже если допустить необходимость таких штабов для организации и координации деятельности в чрезвычайных условиях, они не должны были издавать акты и дублировать санитарных врачей, а то и конкурировать с ними. Кроме того:

— Просто кричащая проблема была с опубликованием ограничительных актов, — считает Роман Подопригора, — большинство государственных органов не озаботились официальной публикацией таких актов за исключением указов Президента РК и некоторых актов в регионах. В лучшем случае какие-то решения обнаруживали на сайтах государственных органов, порталах правовой и иной информации (что также не является официальной публикацией). Граждане черпали информацию из социальных сетей, брифингов, разъяснений.



Сама информация нередко была противоречивой и менялась за считанные часы. Налицо грубейшее нарушение положения Конституции о том, что официальное опубликование нормативных правовых актов, касающихся прав, свобод и обязанностей граждан, является обязательным условием их применения.

— Для граждан не так важны юридические дискуссии о признании или непризнании постановления санврача нормативным актом, — поясняет юрист, — важно, что, если в нем содержатся правила поведения, оно должно быть опубликовано.

То есть, мягко говоря, совершенно неубедительно выглядела вся информационно-разъяснительная работа в эти недели. Например, в Алматы людей какое-то время пугали уголовной ответственностью за нарушение режима ЧП, хотя такой ответственности практически не существует. Полицейские напоминали горожанам о необходимости соблюдения комендантского часа, в то время как он не устанавливался.

Роман Подопригора считает, что такие бреши в законодательстве и функционировании госаппарата отягощались, как это часто у нас бывает, правоприменительной практикой.

— Надо отдать должное полицейским, санитарным и другим госорганам за их трудную и нужную работу в непростых условиях, но это не исключает признания того, что было очень много перегибов, несоразмерных нарушений прав и свобод граждан, — заключил он.

«Вам не положено...»

Но вершиной всех этих правовых неурядиц, конечно же, многие считают историю с выплатой социального пособия в 42 500 тенге. Давно в стране ничто так не подвергали всеобщему осмеянию и осуждению, как реализацию этой затеи.

Перечислять можно долго: то с критериями не могли разобраться, то с порядком и правилами выплат, то с банковскими счетами, а венцом этой неразберихи стала уголовная ответственность, которой Министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов решил ошарашить людей. Но через несколько дней (как полагают, после консультации с юристами) он вдруг сменил гнев на милость и передумал кого-то наказывать.

Но те, кому все-таки выплатили госпособие, столкнулись с новой проблемой: банки стали списывать полученные 42 500 тенге в счет долгов по кредитам. Тогда советник Президента РК Олжас Худайбергенов посоветовал обращаться в региональные подразделения Агентства по финрегулированию с жалобой на действия банков.

Когда власти приняли решение повторить выдачу 42 500 тенге после продления режима ЧП, грянул новый скандал. Некоторым казахстанцам во второй выплате госпомощи отказали. Свое недовольство люди высказывали в соцсетях, прилагая скриншоты SMS-переписки с чиновниками.

Выход из положения предложил известный казахстанский юрист Жангельды Сулейманов. В ответ на отказ в выплате соцпособия он предложил казахстанцам подать на чиновников в суд. Иск он посоветовал подавать в суд по месту нахождения филиала АО «Государственный фонд социального страхования». Логичное продолжение процедуры «выплаты пособия», не так ли?

Похоже, с каждой новой инициативой поддержки граждан в трудный период наши административные и прочие органы власти загоняют этих граждан в новый круг волокиты, неразберихи и недобросовестного исполнения своих обязанностей. Так получилось и с начислением 15 000 тенге в регионах, где введен карантин. Эти деньги должны поступать на лицевые (абонентские) счета потребителей ежемесячно в течение двух месяцев для оплаты коммунальных услуг.

Как рассказал известный казахстанский юрист Джохар Утебеков: «Вначале Мининдустрии почему-то не публиковало правила получения 15 000 тенге. Но после того, как мы создали инициативную группу и настояли, чтобы они были опубликованы, стало ясно, почему этого не делалось. Документ был написан таким корявым языком, словно юристы этого ведомства приобрели свои дипломы где угодно, но только не в соответствующих учебных заведениях».

При этом, как пояснил Утебеков, Мининдустрии неизвестно почему привязало выплату 15 000 тенге к лицевому счету (ЛС).

— Хотя ЛС — это фикция, которая не предусмотрена Законом о жилищных отношениях, — говорит юрист, — многие новые собственники вообще не меняют ЛС, потому что это им без надобности. И при этом наши чиновники одним махом «побрили» армию арендаторов жилья! Ведь на них хозяева не переоформляют ЛС. Однако президент заложил бюджет на всех получателей комуслуг. Как понять при этом министерство, я сказать не могу...

Кроме того, считает Джохар Утебеков, Мининдустрии надо было не заставлять инвалидов и пенсионеров мучиться с подачей заявки на выплату, а провести выплаты самим, проактивно. Достаточно было сверить их с базами ГЦВП и регистрации по месту жительства. Что, собственно, предусматривается функциями «цифрового государства». Ведь правила позволяют потребителям подать электронную заявку. Но акиматы заставили тысячи людей целыми днями дозваниваться на несколько телефонных номеров.

— Ясно же, что заявку можно подать через E-gov, подписав ЭЦП, — поясняет Джохар Утебеков, — можно было также создать специальный сайт и телеграм-бот, как для выплаты 42 500 тенге.

Но главный нонсенс, по его мнению, вот в чем: колл-центр акимата Алматы начал в больших количествах отсеивать даже собственников жилья и людей, живущих, скажем, у матерей, сыновей, сестер-инвалидов и родителей детей-инвалидов. Якобы ЛС оформлен не на них.

— Они там в курсе про право общей совместной собственности супругов на жилье? Про прописку? Про понятие семьи? — возмущается наш собеседник. — Я считаю, что это прямой прокол управления социального благосостояния.

Место, которое мы занимаем

В самый разгар психоза вокруг пандемии мало кто у нас обратил внимание на публикацию международной независимой некоммерческой организации The World Justice Project (WJP). Она обнародовала Индекс верховенства права (Ruleof Law Index) за 2020 год. Эти индексы составляют ежегодно, и в этом году оценивали 128 стран на основании опросов более 130 000 домашних хозяйств и 4000 практикующих юристов и экспертов, чтобы определить, как соблюдают и воспринимают верховенство закона во всем мире.

Скажем сразу: относиться к разным индексам и рейтингам, составляемым многочисленными организациями в мире, можно по-разному, немало людей относятся к ним весьма скептически. К числу этих скептиков можно, впрочем, отнести и нас... Но в этом случае мы обратили внимание на этот индекс по объяснимой причине. Нет, не потому, что Казахстан в общем зачете занял 62-е место из 128 стран, что, конечно же, малоприятно.

Просто в этом рейтинге присутствует пункт «Прозрачность институтов власти», ситуация с которой, по мнению составителей, напрямую демонстрирует доверие населения к органам этой самой власти. А вот это, в свете произошедших за истекшие в нашей стране пару месяцев событий, очень даже имеет отношение и к прозрачности органов власти, и к доверию к ней. Потому что у нас было наглядно продемонстрировано, что представляют собой эти органы, которые, на наш взгляд, не очень-то и пекутся о доверии граждан.

Мы уже писали о том, как людей останавливали на улицах и требовали, чтобы те надели маски, хотя это нигде в требованиях о ЧП и карантине документально не оговаривалось, как не пускали на дачные участки, как «прорабатывали» пожилых людей, вышедших из дома. Не будем повторять и о том, какая была неразбериха вокруг пропусков и допусков на рабочие места.

Но, как нам пояснил профессор Роман Подопригора, одной из «вершин» этого местного чиновничьего нормотворчества, на его взгляд, стало предписание оперштаба при акимате Алматы, в котором «за нарушение карантина (осуществление деятельности без разрешения, в том числе выход на работу) персональную и уголовную ответственность в соответствии с законодательством РК несут первые руководители предприятий и организаций».

Но так и осталось неясно — а в соответствии с каким законодательством можно привлекать к уголовной ответственности за нарушение карантина? Что это за закон или нормативный акт? Тогда как юристы нас заверили в том, что таковых просто нет.

Так что наше 62-е место в Индексе верховенства права, думаем, сегодня вполне объяснимо. И выводы от столь неудачной «сдачи экзамена» нашими административными и прочими органами в период ЧП и карантина сделать просто необходимо.







X