«Русские воспринимались в ГДР как оккупанты», — прочитал в статье немецкого телеканала MDR несколько дней тому назад. В качестве консультанта выступила историк Зильке Сатюков.  

После этого мне не оставалось ничего другого, как позвонить Гиммлеру. Точнее, я решил поговорить с Катрин Гиммлер, внучкой Эрнста Гиммлера, родного брата рейхсфюрера СС.

Также по теме
Президент Германии призвал не превращать историю в «оружие» политики
Президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в ходе выступления в бундестаге по случаю 75-летия освобождения Красной армией Освенцима...


Кто, как не наследница семьи Гиммлер, которая многие годы пытается рассказать своим соотечественникам, каким чудовищем была её страна, сможет объяснить мне причины подобной наглой и оскорбительной лжи MDR, решил я. В конце концов, фамилия Гиммлер, так же как Гитлер и Геббельс, является олицетворением преступлений немцев, в том числе на оккупированных ими территориях. Подчёркиваю: на оккупированных ими территориях, в том числе в СССР, где они совершали свои античеловеческие преступления.



Катрин не подошла к телефону, однако позже перезвонила мне.

— Добрый день, Катрин! Хотел спросить, изменились ли за эти годы ваши ощущения. Может быть, вы больше не считаете Германию страной-преступницей? 

С Катрин Гиммлер я знаком много лет. Она очень порядочный человек, учёный, писатель. В своих книгах Катрин объясняла, почему немецкий народ — грамотный, образованный, традиционный — мог превратиться в народ-преступник. Разговор получился доброжелательным, но не содержательным. Катрин Гиммлер сказала, что уже несколько лет не даёт никаких комментариев по поводу национал-социализма. По её словам, немецкие СМИ умудряются извращать её слова, и она решила вообще отказаться от каких-либо публичных комментариев. 



Если уже Катрин Гиммлер считает комментарии немецких СМИ извращёнными, почему мы удивляемся мерзким словам про оккупантов, прозвучавшим на немецком телевидении? Ныне ругать русское очень даже салонно. На эти темы готов сегодня высказываться любой, называющий себя историком.

Я решил потратить немного времени и изучить биографию Зильке Сатюков, имя которой фигурирует в вышеупомянутой статье про «русских оккупантов».

Кто же такая Зильке Сатюков? В Германии профессор — достаточно известная личность, и у её научных трудов говорящие названия. Перечислю некоторые: «Русские в Германии», «Оккупанты. Русские в Германии 1945—1994», «Русские идут! Воспоминания о советских солдатах 1945—1992». 

Нравится? Вспомнился американский министр Форрестол, который прославился криком «Русские идут!».

Фигура фрау Сатюков очень интересна, ведь родилась она в Веймаре, на территории бывшей ГДР, воспитывалась в социалистическом лагере, если использовать её терминологию. 

Более того, до 1996 года Зильке изучала русский язык, русскую литературу в том числе, в Москве — в логове «оккупантов». Чем же так обидели «русские оккупанты» будущего историка, звезду немецких исторических исследований?

Есть один пункт в биографии фрау Сатюков, который объясняет многое. В 1996 году её как молодого начинающего учёного заприметил один немецкий фонд — Фонд поддержки образования немецкого народа (Studienstiftung des deutschen Volkes e. V.). Эта достаточно известная НКО с годовым объёмом финансирования приблизительно €117 млн тратит свои деньги на научные исследования, в том числе в области истории. Как гласит устав, фонд выбирает особо одарённых студентов, молодых людей, и даёт им возможность заниматься научной работой. Зильке Сатюков они, видимо, тоже заприметили, пригласили к себе — и опусы про «оккупантов» из-под её пера посыпались один за другим: «русские идут», «оккупанты», «дети оккупантов» и прочее. 

Также по теме
«Цель очевидна — подвергнуть пересмотру итоги Второй мировой»: Лавров о переписывании истории в странах Европы
Глава МИД России Сергей Лавров принял участие в торжественной церемонии открытия XXVIII Международных рождественских образовательных...

Не хотелось бы опускаться до предположения, что немецкие НКО намеренно стимулируют «одарённых немцев» в таком направлении, но подобное подозрение закрадывается. 

Вернёмся к тому материалу немецкого телевидения, с которого я начинал.

«Русские в ГДР вплоть до их ухода оставались в глазах многих прежде всего оккупантами», — пишут они. 

Смелое утверждение, но высказанное явно на основе антироссийской волны, направленной на переписывание истории Второй мировой войны и послевоенного времени.

Расскажу другую историю. Приблизительно в то время, когда бывшая «восточная» Зильке, как одарённая студентка, начала писать опусы про «оккупантов», ко мне обратилась немка из другого «восточного» города — Висмара. В начале 1990-х она познакомилось с советским офицером, который проходил службу в городе, где она проживала. Молодая девушка (ей было 19) и русский лейтенантик, которому было на три года больше, полюбили друг друга. Те, кто жил в ГДР, знают это время. Время изучения русского языка, русской культуры, время близких и добрых отношений между немцами и русскими. Оккупанты и аборигены? Оскорбление и ложь.

Но пришло время, когда злые «оккупанты» разрешили немцам объединить две страны, и молодой лейтенант был вынужден вернуться домой. Девушка не решилась поехать вместе с ним, осталась жить в Германии. А через несколько месяцев родила мальчика, которого назвала Алексом — Александром. Воспитывала его как немца, потому что говорить хорошо о русских после объединения страны стало некомфортно и даже опасно. Алекс пошёл в школу, ощущая себя немцем до корней волос. Однако в четвёртом классе он пришёл к матери с вопросом: «Мама, почему меня называют русским?»

И она наконец рассказала ему, кто его отец, как он появился на свет, — историю короткой любви с русским офицером. Дальше произошли чудесные метаморфозы. Юный немец Алекс стал постепенно превращаться в русского парня Сашу. Он выучил русский язык, стал изучать русскую историю, полюбил девушку, приехавшую из России. Вместе с ней он побывал в Москве, пытался найти своего отца — к сожалению, неудачно. Я несколько раз с ним разговаривал. Саша счастлив, что он, немец, может считать себя и русским тоже.

Боюсь за него. В запале антирусской истерии и его, немца с русской душой, назовут сыном оккупанта.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.







X