Решение немецкого энергетического регулятора BNA относительно СП-1 стало позитивным для России. Но значение данной юридической победы не стоит переоценивать. Во-первых, этот трубопровод эксплуатируется уже много лет. Во-вторых, он был построен задолго до того, как правила Газовой директивы ЕС (это произошло в конце прошлого года) вступили в силу.

По словам эксперта энергетической отрасли, анлитика Игоря Юшкова, вердикт немецкого регулятора, хотя его и не стоит причислять к сенсационным, является серьезным плюсом для «Газпрома». Освобождение трубопровода от нормативов Третьего энергопакета ЕС позволят увеличить поставки по нему до проектных мощностей. Сейчас они едва достигают 28 млрд кубометров в год и примерно поровну поделены между наземными ответвлениями — сухопутными маршрутами NEL и OPAL, оба которых пролегают через Германию. Теперь же поставки «Газпрома» по этим веткам официально могут вырасти до заложенных в проект изначально 55 млрд кубометров.



Вместе с тем, решение Европейского суда об СП-2, вынесенное практически одновременно с заключением BNA, может грозить российскому газовому концерну гораздо большими неприятностями в будущем. СП-2 до сих пор не достроен — осталось проложить менее 10% его морского участка. Но завершить создание нового газотранспортного маршрута в указанные сроки, то есть до конца 2019 года, России не удалось. В связи с этим, вердикт Европейского суда вполне правомерен.



По словам генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, если в случае с СП-1 наша страна имела все основания настаивать на его освобождении из под действия условий Газовой директивы ЕС, то задержка в завершении реализации СП-2, пусть она и не зависела от российской стороны (из-за угрозы американских санкций от участия в проекте отказались швейцарские подрядчики), позволяет наложить на него европейские ограничительные нормы.



Как полагает Юшков, судебные вердикты Старого Света выглядят довольно абсурдными. Новый российский газопровод проектировался под определенную ресурсную базу — Южно-Русское и Бованенковское месторождения, находящиеся на Ямале. Доступ к трубопроводу сторонних производителей будет экономически не оправдан и сопряжен с дополнительными технологическими головоломками.

«Кроме того, европейское законодательство предполагает, что производитель «голубого топлива» не имеет право одновременно являться также и поставщиком сырья на сбытовые рынки. Фактически это означает, что «Газпрому» после завершения проекта СП-2 придется продать контрольный пакет транспортного оператора. Подобные регламент звучит крайне странно: российская компания долго и подробно прорабатывала все нюансы проекта, договаривалась с инвесторами, отстаивала его в различных судебных инстанциях, а теперь ей необходимо в кратчайшие сроки отказаться от своего «детища», и в лучшем случае довольствоваться положением миноритарного партнера», — удивляется аналитик.

Как полагают эксперты, в настоящее время «Газпрому» стоит взять судебную передышку, и, в первую очередь, достроить оставшийся морской участок трубопровода. По последним данным, российский трубоукладчик «Академик Черский» готов к этой миссии. А уже потом, на фоне готовой трубы, российской стороне следует попытаться найти лазейки в европейском законодательстве, чтобы нивелировать собственные финансовые потери и ускорить ввод СП-2 в эксплуатацию. 

Достроить газопоровод теоретически можно за пару-тройку месяцев. А вот процесс урегулирования всех проблем с новым экспортным маршрутом, предупреждает Юшков, займет несколько лет и потребует дополнительный юридических разбирательств. Поэтому СП-2, даже после его запуска, который, по заявлениям российской стороны, обещает состояться в конце этого – начале следующего года, еще несколько лет рискует заполняться лишь на половину.







X