Управление Следственного комитета РФ по Республике Татарстан проводит проверку регионального отделения Фонда социального страхования. Как сообщили RT источники в силовом ведомстве, следственные действия проходят в рамках расследования уголовного дела в отношении бывших должностных лиц ФСС по РТ — экс-заместителя управляющего фондом Камиля Фатыхова и экс-руководителя отдела обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации Марата Сагирова.



По версии следствия, с января 2018 года по октябрь 2019 года они вводили в заблуждение инвалидов относительно стоимости предоставляемых ФСС технических средств реабилитации. Фатыхов передавал подельникам-поставщикам персональные данные граждан, подавших заявление на предоставление колясок. Те выдавали инвалидам дешёвые модели, а в документах указывали более дорогие. Разницу мошенники присваивали себе. По информации местных СМИ, от их действий пострадали более 500 инвалидов. В результате федеральному бюджету был нанесён ущерб на сумму более 13 млн рублей.



В марте этого года стало известно об ещё трёх новых эпизодах дела, касающихся в основном закупок подгузников инвалидам по заведомо завышенным ценам в рамках госконтрактов. Об этом сообщал начальник Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по РТ Ильдар Сафиуллин.

RT связался со следователем второго отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по РТ Алмазом Хайруллиным, у которого в производстве находится данное дело.



Он подтвердил, что расследование продолжается и вся дополнительно поступающая информация, в том числе и опубликованная в СМИ, проверяется в рамках уголовного дела, возбуждённого против должностных лиц ФСС. В частности, на беседу в СК вызывали и героинь материала RT. Однако от дальнейших комментариев он отказался.

Как ранее писал RT, матери детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата из Набережных Челнов пожаловались в ФСС на маленькие компенсации и длительные задержки выплат за самостоятельно приобретённые кресла-коляски, ортопедические приспособления и обувь. Женщины также утверждали, что их детям выдают путёвки в санатории без доступной среды, из-за чего им приходится от них отказываться.

После публикации с ними связались из ФСС, прокуратуры и Следственного комитета.

«Сначала нам позвонили из ФСС узнать, какие у нас проблемы, — вспоминает Айсылу Гинятуллина. — Я объяснила ещё раз, что проблемы всё те же — например, некоторые мамы до сих пор не получили памперсы за первое полугодие, что качество колясок плохое. Потом позвонили из прокуратуры и попросили написать объяснительную по статье, чтобы начать проверку. Затем с нами связался следователь и попросил явиться на беседу. Мы уже начали переживать из-за такого повышенного к нам внимания».

В пресс-службе ФСС РФ RT сообщили, что проверки со стороны прокуратуры и других силовых ведомств — «явление нормальное», учитывая, что региональное отделение занимается расходованием федеральных денежных средств.

«Более того, в региональном отделении (РО) образована контрольно-ревизионная служба и осуществляется внутренний финансовый контроль. Некоторые проверки проводятся по инициативе РО», — заявили в ведомстве.

Проблемы всё те же

В январе прошлого года региональное отделение ФСС возглавил бывший глава Камско-Устьинского муниципального района РТ Павел Лоханов. Через 8 месяцев после его назначения жители Казани собрались на санкционированный митинг с требованием его отставки в связи с нарушением прав инвалидов. Лоханов лично приехал к протестующим и дал объяснения по поводу задержек выплат за самостоятельно приобретённые технические средства реабилитации.

По его словам, за то время, что он руководит отделением, прошли уже четыре проверки прокуратуры, а также несколько проверок других надзорных ведомств, поскольку были выявлены факты фальсификаций. В связи с этим, как говорил Лоханов, приходится многократно проверять документы, что и вызывает задержки компенсаций.

Чиновник также пообещал решить эту проблему до конца года.

Однако, по словам матерей детей-инвалидов, ситуация с выплатой компенсаций, выдачей средств реабилитации и их качеством не улучшается.

На днях в проект «Не один на один» обратилась ещё одна жительница Набережных Челнов 56-летняя Елена Черноморец. Её дочь — 33-летняя Ольга Бохова — инвалид с детства. У девушки сложная форма детского церебрального паралича с сопутствующими заболеваниями. Она полностью парализована и имеет I группу инвалидности.

  • © Фото из личного архива Елены Черноморец

В соответствии с индивидуальной программой реабилитации (ИПР), Оля должна получать от государства инвалидные коляски. Раз в четыре года прогулочную и раз в шесть лет комнатную, а также кресло с санитарным оснащением.

Елена на пенсии и живёт с дочерью одна.

Также по теме
«Хочется, чтобы система работала без жалоб»: матери детей-инвалидов просят чиновников наладить процесс господдержки
Матери детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата из Набережных Челнов обратились в Фонд социального страхования (ФСС) с...

«Хоть Оле и 33 года, но она как была ребёнком, так и остаётся, — рассказывает Елена. — Она не сидит самостоятельно, не держит спину. Основная проблема у нас связана с туалетом. Если раньше мне было попроще её пересаживать из кресла на унитаз, то сейчас она уже взрослая и мне тяжело её поднимать. Я приспособилась подставлять под неё горшок, но всё же нам необходимо кресло с саноснащением».

В октябре прошлого года Елена, по её словам, через МФЦ подала заявление на получение такого кресла,, а в апреле им доставили заказ.

«Мы получили стульчик на маленьких колесах с плюшевой спинкой. Он очень удобный для людей после инсульта, которые могут хотя бы немного передвигаться и в состоянии пересадить себя с кровати на него. Но у меня ребёнок лежачий, и нам этот вариант не подошёл. Пришлось отказаться», — объясняет Елена.

По её словам, Оле требуется универсальная комнатная коляска с саноснащением и опускающейся спинкой, чтобы сидящей в ней человек мог поспать. На сайте компании-поставщика, как утверждает Елена, был подходящий вариант, но в МФЦ, где она подавала заявление, ей не дали указать модель коляски. При этом после отказа от кресла поставщик заявил о том, что модель в заявлении была указана.

«У нас ИПР старая, в ней не указывается модель, только параметры. Я поставщику сказала, какое кресло нам требуется, но (они сказали, что. — RT)у них такого нет. В связи с этим у меня вопрос: почему нас не спрашивают, что нам нужно, и нет того, что необходимо больному человеку? Ведь коляски надо выписывать в зависимости от состояния человека», — объясняет женщина.

«Коляска-мечта», как её называет Елена, стоит 216 тыс. рублей. Пенсионерке с дочерью-инвалидом она не по карману.

Год назад ФСС предоставил Оле прогулочную инвалидную коляску.

«По высоте спинки и кресла коляска подошла. Она китайского производства, дешёвая и совершенно некачественная, но мы её бережем, потому что самостоятельно купить не можем — нет таких денег, — сетует Елена. — За три месяца использования уже испортился подлокотник. Если на ней передвигаться ежедневно, то хватит на месяц, потом потребуется новая. А ведь её выдают на четыре года. Раньше нам давали коляски, которые выпускали ещё советские заводы. Да, они были топорно сделаны, но из качественного металла, выносливые, мы у них только сидение меняли».

Нет индивидуального подхода

В прошлом году Счётная палата провела аудит эффективности расходования средств федерального бюджета Фондом социального страхования РФ на закупки кресел-колясок для инвалидов, и констатировала наличие ряда нерешённых проблем.

Специалисты отмечают, что доля инвалидов, обеспеченных колясками, в 2018 году снизилась по сравнению с показателями 2017-го, технические средства реабилитации приходится ждать долго — иногда до 300 дней. Также отсутствует индивидуальный подход к инвалидам при предоставлении колясок.

Кроме того, не всегда учитываются условия проживания — наличие и вид лифта, ширина дверных проёмов, наличие высоких порогов, из-за чего инвалидам приходится отказываться от средств реабилитации.

Так, количество отказов, по подсчётам надзорного ведомства, за 2017—2018 годы выросло на 1,1 тысяч по сравнению с периодом 2014—2016 годы.

В пресс-службе ФСС RT также пояснили, что задержки выплат компенсаций за самостоятельно приобретённые технические средства реабилитации связаны с частыми проверками надзорных органов.

«К сожалению, периодически выявляются факты предоставления недостоверных документов на получение компенсации за самостоятельно приобретенные ТСР и со стороны самих получателей или их представителей, что затягивает процесс рассмотрения, — комментируют в ведомстве. — По закону, компенсация выплачивается в течение двух месяцев с момента подачи заявления и предоставления оригиналов платёжных документов (чеков). Все документы проверяются на строгое соответствие административному регламенту. В случае выявления поддельных чеков, региональное отделение обращается в правоохранительные органы для проведения проверки, что приводит к задержке выплаты до выяснения всех обстоятельств покупки».

Впрочем, матери детей-инвалидов настаивают на том, что проверки не должны быть причинной задержек необходимых инвалидам средств реабилитации.

«Ребёнку не объяснишь, что ему не в чем ходить, потому что в ФСС проводятся проверки», — говорит Айсылу Гинятуллина.

На 1 января 2020 года в Татарстане проживает 282412 инвалидов. В 2019 году региональное отделение ФСС по РТ выплатило сумму в размере 292 млн рублей за самостоятельно приобретенные инвалидами технические средства реабилитации. Из них 52,7 млн рублей были потрачены на компенсации за кресла-коляски по 996 заявкам.







X