У Виктора Корнеенко за плечами огромный опыт. На выборах-2001 он работал в руководстве штаба Семена Домаша, на выборах-2006 – в руководстве штаба Александра Милинкевича, на выборах-2015 возглавлял инициативную группу Анатолия Лебедько
Что он думает о ходе нынешней президентской кампании?   
– Всего зарегистрированы 15 инициативных групп, но по размеру половина из них – символические. Начнем с заметных претендентов: в инициативных группах Цепкало, Черечня и Конопацкой примерно от 900 до 1300 человек. Смогут ли они собрать необходимые 100 тысяч подписей?


– Чтобы вы понимали ситуацию, начну издалека. В 2001 году инициативная группа Домаша составляла около 3 тысяч человек. Они собрали примерно 160 тысяч подписей, но тогда было совершенно другое время, люди подписывались очень охотно. 
Кстати, в 1994-м к сборщикам подписей даже очереди стояли. Сегодня этого нет и в помине.
Немножко хуже работалось в 2006 году, стояла зима. В инициативную группу Милинкевича входило более 5 тысяч человек – они собрали чуть меньше 200 тысяч подписей.


Из этого я делаю вывод: чтобы сегодня собрать необходимое число подписей, да еще и с учетом специфической ситуации пандемии коронавируса, нужна инициативная группа не менее 3 тысяч человек. Не менее.
Нужно понимать, что большое количество записавшихся – не хочу называть их балластом, но они плохо представляют, что это за работа, они просто не имеют опыта общения с людьми. Неплохой сборщик в среднем может собрать около 70 подписей. 
Но если группа меньше 3 тысяч человек, то собрать подписи можно только с помощью Центризбиркома – как это было, на мой взгляд, на выборах в 2015 году и очень даже похоже, что и в 2010-м (тогда я меньше наблюдал за процессом).


Виктор Корнеенко
– Однако тот же Цепкало уверяет, что соберет необходимое количество подписей. Он выглядит обеспеченным человеком – может ли финансовый ресурс помочь ему?
– Конечно, финансы играют немалую роль. Но все-таки не решающую – людские ресурсы важнее. Например, 2006-й был трудным финансовым годом для сборщиков подписей, но задача была решена за счет опытных людей.
Я так понимаю, что у господина Цепкало вряд ли есть опытные люди, которые на этом собаку съели. Опять-таки добавьте сюда ситуацию с коронавирусом: будут ли охотно открывать двери квартир? Поэтому мне кажется, что все это – блеф.
– А что думаете насчет шансов Дмитриева? У него 2400 человек в группе, плюс опыт участия в предыдущих избирательных кампаниях.
– Но у него как раз тот опыт, о котором я говорил – 2010-го и 2015-го. Мое мнение: у него надежда только на то, что он потребуется в шахматной игре власти, надежда только на Центризбирком.
– На выборах-2015 в инициативной группе Лебедько было около тысячи человек – примерно столько, сколько сегодня у некоторых претендентов. Почему тогда не получилось собрать необходимое число подписей?
– Во время кампаний 2001-го и 2006-го годов для многих вдохновляющей стала идея о едином кандидате от оппозиции –  и для сборщиков подписей, и для избирателей. А когда на следующих выборах каждый пошел куда хотел, то, мне кажется, энтузиазм у людей пропал.
Думаю, сегодня несерьезная часть претендентов не будет играть никакой роли, их во время кампании не заметят. Они поставят по два пикета, покричат, сфотографируются, получат запись в свою политическую трудовую книжку о выдвижении в президенты и будут этому радоваться. Для них это самоцель.
– У Бабарико рекордная за все выборы для альтернативных претендентов инициативная группа из 8900 человек. Значит ли это, что он легко соберет необходимое число подписей?
– Нет, конечно. Я назвал три тысячи человек как минимальную цифру, при которой задача может быть выполнена. Неизвестно, сколько реальных бойцов у Бабарико. 
Я плохо знаю его мотивацию. 
Как и многие другие лишь читал его путанные и иногда довольно странные высказывания, поэтому не могу судить, насколько Бабарико самостоятелен в своих решениях. Но мне кажется, в любом случае его кампания будет как минимум заметной.
Смотрю цифры по опросам пользователей, опубликованных в независимых медиа: мне кажется, эти данные о существенном превосходстве Бабарико над Лукашенко напугают власть.
Хотя, если честно, я прогнозировал, что инициативную группу банкира не зарегистрируют. Потому что если Бабарико не спарринг-партнер (чего нельзя исключать), то из него может получиться серьезный соперник.
– Вынесем за скобки тот момент, что другие претенденты вряд ли соберут реальные 100 тысяч подписей. Как вы думаете, кого Центризбирком может зарегистрировать кандидатами в президенты?
– Мне кажется, представитель семейной партии (ЛДПБ) всегда нужен на подхвате. Вполне возможно, что зарегистрируют и представителя «Говори правду»: они тоже себя неплохо показали на выборах-2015. 
Имею в виду неплохо для власти: продемонстрировали, что не собираются протестовать. Их участие в этой политической кампании – это борьба с конкурентами, а не с режимом.
Но нужно понимать, что у нас власть очень спонтанно подходит к решению таких вопросов. Утром Лукашенко подумает одно, вечером – второе, через час – третье. Но то, что он будет не один в бюллетене, очевидно. 
Многое будет зависеть от того, как пойдет кампания того же господина Бабарико.







X