Если повнимательнее взглянуть на «изнанку» любой экстремальной ситуации, которая растянулась на достаточно продолжительное время, можно обнаружить, что в разворачивающихся событиях обязательно где-то, на каком-то этапе обнаружит себя алкогольная проблема.

Великая Отечественная – не исключение. Причем о степени важности спирта и спиртосодержащей продукции для обеспечения боеспособности армии и поддержания работы промышленности вполне красноречиво может сказать такой показатель.



Удалось найти информацию, что за 1942-1944 гг. в СССР было построено 26 новых спиртзаводов. Это превышает количество аналогичных предприятий в стране, введенных в эксплуатацию в период 1920-х-1930-х годов. Причем, как вспоминали современники, рабочие, занятые на спиртовом производстве, имели «бронь». Их не призывали в армию, и военкоматы отказывали даже тем, кто хотел пойти на фронт добровольцем. Ведь выпускали они супер-важный для страны продукт.



Действительно, спирт использовался при изготовлении боеприпасов, оптических приборов, другой техники (и даже – при изготовлении орденов). Он был необходим для работы и профилактического обслуживания некоторых механизмов в боевых машинах. Спиртовые растворы незаменимы в медицине.

Нельзя также забывать о том, что вскоре начала боев с немцами во многих подразделениях РККА были узаконены знаменитые «наркомовские 100 граммов».

Впрочем, алкогольное положение дел в армии – особая тема, которая уведет нас далеко в сторону. Поэтому здесь правильнее будет упомянуть о некоторых связанных с высокоградусной жидкостью бытовых эпизодах из жизни в тылу, который жил по суровым правилам военного времени: Все для фронта, все для победы! - Как тогда обстояло дело с пьянством? Как с ним боролись?



Долгие четыре года люди фактически выживали. Холод, голод, напряженная работа… Конечно, хотелось хоть изредка расслабиться, - в том числе и при помощи «огненной воды». Но возможности были очень ограничены. В первую очередь не из-за прямых запретов (никакого «сухого закона» не объявлялось), а по причине сугубо финансовой.

По «социальной» цене водку или вино простым работягам почти никогда получить было нельзя. Лишь считаное число раз, по случаю праздников, в состав пайков для работающих включали спиртное.

Вот, например, фрагмент из воспоминаний Бориса Абрамсона, который работал хирургом в одном из ленинградских госпиталей, о роскошном подарке, сделанном жителям Северной столицы к 1 мая 1942 года: ««Настроение у ленинградцев явно повысилось. К празднику выдали очень много продуктов, а именно: сыра 600 гр., колбасы 300 гр., вина 0,5 л, пива 1,5 л, муки 1 кгр., шоколада 25 гр., табаку 50 гр., чаю 25 гр., сельдей 500 гр…»

В остальное же время москвичам и жителям других тыловых городов выпивку приходилось покупать в магазинах по коммерческой цене или у спекулянтов. Цена поллитровки в этом варианте колебалась от 300 до 800 рублей, а рядовой рабочий на заводе получал 500-700 в месяц. При таком масштабе цен не напокупаешься!

Народ порой пытался добыть заветное спиртное, пользуясь «служебным положением». Вот что вспоминал А. Ховрин, который мальчишкой работал на заводе в Челябинской области, где выпускали боеприпасы:

«Самым большим спросом пользовался этиловый спирт. Практически все взрывчатые смеси готовились с применением этого ценного продукта.

Заводские умельцы поставили на подпольный поток изготовление специальных фляжек из нержавейки или жести вместимостью до двух литров. Эти емкости выполнялись «под фигуру заказчика» и повторяли формы тела. Под одеждой они сходили и за животик, и за грудь. На черном рынке действовала твердая цена: за пол-литра спирта давали ведро картошки или буханку черного хлеба... Нужно отдать должное руководству завода: к уличенным в выносе спирта подход был индивидуальный - от простого выговора бедствующим до передачи дел в суд на тех, о ком знали, что они шкурники и спекулянты…»

Но даже при таком счастливом случае - наличии «левого» спирта, особо разгуляться у народа не получалось. В условиях военного времени за появление на заводе в нетрезвом состоянии наказывали строго.

Как вспоминали ветераны, если мастер или начальник цеха замечали кого-то заметно под мухой, по первому разу еще можно было отделаться строгим внушением, но если история повторялась, – человек вылетал с предприятия. А это было чревато либо снятием с него брони и отправкой на фронт, либо – если признан негодным к военной службе, увольнением. Причем не просто увольняли, а вменяли статью о злостном нарушении трудовой дисциплины, по которой светило до 10 лет!

Впрочем, чаще всего таких нарушителей отправляли не в ГУЛАГовские учреждения, а в так называемую Трудовую армию. Это были созданные во время войны временные рабочие батальоны, где люди отбывали принудительную трудовую повинность. - Работа тяжелая, проживание на казарменном положении, строжайший воинский внутренний распорядок дня и бдительная охрана.

Перспектива попасть в трудармейцы была весьма убедительным аргументом, сдерживавшим желания даже самых рьяных любителей «огненной воды».

Но, помимо наказания от начальства, существовала и другая серьезная угроза для людей, пытавшихся во что бы то ни стало удовлетворить свою тягу к «огненной воде». Наряду с питьевым, медицинским спиртом заводы выпускали еще в больших количествах спирт технический. Некоторые из его разновидностей все-таки при очень большом желании можно было использовать в качестве «горячительного». - Например, древесный спирт, который в народе прозвали «стручок». Это зелье имело резкий неприятный привкус и аромат химии, но серьезного ущерба организму не наносило (если не считать тяжелейшего похмелья наутро и долгого «ацетонового» перегара изо рта).

Куда опаснее была другая продукция заводов. Для технических и производственных нужд производился еще спирт метиловый. И вот это был уже коварный яд. Нередки были случаи, когда поклонники Бахуса, прельствшись вполне нормальным вроде бы водочным запахом, употребляли такой «напиток», но вскоре после застолья наступала смерть из-за тяжелейшего отравления, другие, оставшись живыми, теряли зрение, и лишь в некоторых случаях человека, хлебнувшего метилового спирта, удавалось откачать, сохранив ему при этом здоровье. Такая своеобразная русская рулетка.







X