Принято считать, что американцы — нация с очень короткой исторической памятью. Для граждан государства, образовавшегося чуть более 240 лет назад, это неудивительно. Но есть в истории США события, о которых знают все. Например, высадка Армстронга на Луну. Вьетнамская война. 11 сентября 2001 года.

Также по теме
«Масштаб стихийного бедствия»: почему США могут столкнуться с самой высокой безработицей со времён Великой депрессии
Менее чем за месяц число заявок на пособие по безработице в США выросло на 22 млн. Рост показателя стал максимальным за всё время...


Одним из таких навсегда впечатанных в историческую память американцев событий была, есть и будет Великая депрессия. Строго говоря, экономический кризис продолжался в США на протяжении всех 30-х годов XX века, но самой острой его фазой считаются 48 месяцев 1929—1933 годов, которые и называют Великой депрессией.

Тогда самая динамичная экономика мира сорвалась в неожиданно разверзшуюся под её ногами бездну: промышленное производство сократилось на 50%, обанкротилось более 5 тыс. банков. Безработица, увеличивавшаяся каждый год депрессии, достигла максимума к началу 1933 года — 25%. Рабочие места потеряли более 17 млн человек. Сотни тысяч американцев лишились крова, а по всей стране как грибы выросли трущобы, по аналогии с бидонвилями в Азии и Африке получившие название «гувервилей» (президента, при котором Америку накрыла Великая депрессия, звали Герберт Гувер). Судьба одного из таких трущобных городков, Анакостии под Вашингтоном, «построенного» ветеранами Первой мировой войны, стала чёрной страницей истории США.



Население Анакостии к маю 1932 года превысило 15 тыс. человек. Ветераны приезжали в округ Колумбия со всей страны зайцами на товарных поездах — и это было очень беспокойное соседство, поскольку отставные военные постоянно проводили голодные марши, митинги и демонстрации, требуя восстановить выплаты по ветеранским пособиям («бонусам»). В конце концов по приказу президента Гувера генерал Дуглас Макартур бросил на Анакостию кавалерию, вооружённую пулемётами пехоту, бульдозеры и даже танки — и за несколько часов стёр «гувервиль» с лица земли. 



Особенно сильно ударила Великая депрессия по сельской глубинке: в полном соответствии с русской пословицей о беде, которая не приходит одна, Средний Запад поразила сильнейшая засуха, фермерские хозяйства разорялись сотнями тысяч, фермеры убивали свои семьи, шли бродяжничать или заканчивали жизнь самоубийством…

О Великой депрессии написаны тысячи книг и сняты десятки фильмов. При этом до сих пор никто толком не может объяснить, что именно сделало экономическую катастрофу неизбежной. На уровне простого здравого смысла лучшим объяснением Великой депрессии по-прежнему остаётся горькое замечание президента Гувера: «Вы знаете, единственная проблема капитализма — это капиталисты, они чертовски жадные». Но на уровне макроэкономических моделей существует множество версий, однако консенсуса как не было, так и нет.

А если не знаешь точно, чем было вызвано то или иное бедствие, страх перед его возможным повторением становится иррациональным. 

Вот и сейчас, на фоне пандемии коронавируса, убившей в США уже почти 92 тыс. человек, и резкого экономического провала, грозный призрак новой Великой депрессии всё чаще пугает как простых американцев, так и журналистов с экспертами. А либералы активно используют эту «пугалку» в целях борьбы с ненавистным им президентом Трампом.

«Новая Великая депрессия наступает! Будет ли новый Новый курс?» — задаётся вопросом колумнистка NYT Мишель Голдберг.

«Мы уже в Великой депрессии!» — уверенно отвечает ей профессор Колумбийского университета Джеффри Сакс на сайте CNN. И Голдберг, и Саксу совершенно ясно, кто виноват в этом: конечно же, Трамп, политика которого «приводит к десяткам тысяч смертей и Великой депрессии одновременно», Трамп, ввергший страну в «экономический коллапс». 

Недавний прогноз главы ФРС США Джерома Пауэлла, согласно которому американский ВВП во II квартале 2020 года может сократиться на 20 и даже 30%, а безработица на пике может достичь 20—25%, только подлил масла в огонь — несмотря на то что сам Пауэлл несколько раз заявил, что нынешний кризис вряд ли станет второй Великой депрессией.

«Не думаю, что это вообще вероятный результат. Есть некоторые фундаментальнейшие различия. Во-первых, два месяца назад у нас была очень здоровая экономика. И это (пандемия. — К. Б.) внешнее событие, природное бедствие. В этом существенное отличие (ситуации 2020 года от времён Великой депрессии. — К. Б.). В 20-е годы, когда произошла депрессия, когда произошёл обвал и всё остальное, финансовая система действительно рухнула. Сейчас наша финансовая система сильна, ей удаётся выдерживать происходящее. После последнего кризиса мы потратили десять лет на её укрепление. Так что это большая разница».

Кроме того, Пауэлл подчеркнул, что во времена мирового кризиса 30-х годов прошлого века центробанки поднимали процентные ставки, чтобы удержать золотой стандарт, — и это было «точной противоположностью тому, что нужно было сделать». 

Но критикам Трампа не нужны оптимистичные прогнозы. Им нужны только «страшные цифры» — те самые пиковые значения безработицы в 25% и падения ВВП до 30%.

Также по теме
Трудовой спуск: безработица в США поднялась выше 14% впервые с 1940 года
В апреле уровень безработицы в США вырос более чем в три раза и впервые со времён Второй мировой войны достиг 14,7%. В результате...

Действительно, текущая ситуация в экономике США выглядит довольно печально.

Уровень безработицы вырос до 14,7% (до начала пандемии «трампономика» снизила этот показатель до 3,4%).

За последние два месяца, по данным американского Минтруда, заявки на получение пособий по безработице подали более 36 млн человек. Только за первую неделю мая министерство получило 3 млн заявок, и хотя интенсивность подачи заявок уменьшается (не в последнюю очередь просто потому, что пропорционально сокращается и количество рабочих мест), масштабы катастрофы действительно впечатляют. 

Коронавирус не особенно разбирается в политических предпочтениях своих жертв, но зато прекрасно отличает бедных от богатых. Цитировавшийся выше Джером Пауэлл в комментарии к опубликованному в прошлый четверг отчёту ФРС США отметил: «Несмотря на то что мы все пострадали (от пандемии. — К. Б.), это бремя в наибольшей степени ложится на плечи тех, кто менее всего способен его вынести». Согласно отчёту, работу потеряли представители 40% домохозяйств, чей совокупный годовой доход составляет меньше $40 тыс. Многие потерявшие работу американцы заявляют, что, если у них появятся симптомы коронавируса, их материальное положение не позволит им обратиться за медицинской помощью. Опросы показали, что даже до пандемии, в 2019 году, 25% взрослых американцев не обращались за медицинской помощью, потому что не могли себе этого позволить. 

И это, разумеется, очень плохие новости для Трампа, который рассчитывал триумфально победить на выборах 2020 года, опираясь прежде всего на свои успехи в экономике и сокращении безработицы.

«Из рекордных 20,5 млн рабочих мест, потерянных в апреле, большинство не будет восстановлено в ближайшее время, независимо от того, объявят ли штаты свою экономику открытой, — пророчит Джеффри Сакс. — Электронная коммерция вытеснит многие рабочие места в розничной торговле. Рабочие места, созданные в онлайн-торговле, не сравнятся с исчезнувшими из обычных магазинов».

С этим сложно спорить, но куда опаснее для Трампа будет рост безработицы на промышленных предприятиях, особенно сосредоточенных в индустриальном сердце Америки — штатах Ржавого пояса. В Мичигане, согласно данным Минтруда, за пособиями по безработице обратились три из десяти работников, то есть 33%.

В Пенсильвании этот показатель составляет 29,6%, немного меньше (около 22%) — в Миннесоте и Огайо. Сопутствующий пандемии экономический спад подорвал обещания президента Трампа возродить национальное производство, особенно металлургическую промышленность, а ведь именно повершившие этим обещаниям синие воротнички Ржавого пояса и обеспечили ему победу в 2016 году.

Также по теме
В ожидании рецессии: почему Соединённым Штатам прогнозируют экономический спад в 2020 году
В 2020 году в экономике США может начаться рецессия. К такому выводу пришли эксперты американского Университета Дьюка и аналитики...

Но Ржавый пояс всё ещё остаётся «дикой картой» в колоде, которая может сыграть как на руку Трампу, так и против него. Дело в том, что губернаторы многих штатов Ржавого пояса — демократы, рьяные противники действующего президента. Мичиганский губернатор Гретхен Уитмер — одна из самых яростных защитниц режима самоизоляции в стране, её упёртость в этом вопросе уже вызвала вооружённые протесты и даже штурм Капитолия штата три недели назад. Но даже волна возмущения жителей штата Уитмер не образумила: она продолжает «предупреждать» протестующих, что их демонстрации «плохо кончатся», и не собирается пока открывать предприятия.

Ещё один губернатор-демократ Том Вольф (Пенсильвания) в апреле наложил вето на предложенный республиканцами законопроект, предполагавший открытие ряда промышленных предприятий.

Таким образом, гнев синих воротничков Ржавого пояса вместо того, чтобы обратиться на президента, нарушившего (пусть и невольно) свои обещания, может обрушиться на головы тех, кто несёт прямую ответственность за закрытие их предприятий, то есть губернаторов-демократов.

Добавим к этому, что многие избиратели Трампа наверняка удивлены тем, как ненависть к президенту лишает его противников последних патриотических чувств и подталкивает их к злорадным прогнозам о будущем своей страны. Что должны, например, думать читатели уже упоминавшегося опуса Джеффри Сакса на CNN, в котором профессор Колумбийского университета недвусмысленно грозит своей стране «возмездием» со стороны Китая:

«Последняя оставшаяся у Трампа идея состоит в том, чтобы вынудить компании возвращать производства из Китая и восстанавливать здесь свои сети поставок. Это ещё одна фантазия. Усиливая атаки на Китай, в том числе новые меры по отключению китайских компаний от американских полупроводниковых технологий, Трамп сокрушит перспективы роста большей части высокотехнологичной промышленности Америки, чей бизнес включает в себя международные рынки, включая обширное население Китая. Действия Трампа вызовут возмездие со стороны Китая и ускорят день, когда Китай будет конкурировать с США в различных областях производства и проектирования полупроводников, таких как специализированные чипы для искусственного интеллекта и 5G».

Для противников Трампа замаячивший на горизонте Америки призрак новой Великой депрессии — очередной подарок судьбы, позволяющий призывать на голову действующего президента кары земные и небесные и мечтать о новом Рузвельте и новой «зелёной сделке» (как это делает Мишель Голдберг в своей колонке для NYT). Но чем больше они размахивают этим жупелом, тем значительнее становятся шансы Трампа на победу на выборах 2020 года в случае, если проводимый его администрацией экономический курс даст первые реальные результаты к концу лета — началу осени. А на это есть основания надеяться — во всяком случае, могущественная ФРС США пока играет на стороне президента. Да и авторитетные бизнес-аналитики считают, что все разговоры о повторении Великой депрессии — не более чем журналистское преувеличение. Да, пандемия вызвала макроэкономический шок, глубина и скорость падения производства не имеют аналогов в нынешнем веке и способны напугать. Но от макроэкономического шока — даже серьёзного — до структурного разрушения экономики, такого как депрессия или долговой кризис, ещё далеко, утверждают три ведущих специалиста влиятельной Boston Consulting Group на страницах Harvard Business Review.

К разрушительным последствиям Великой депрессии привели не в последнюю очередь ошибки политиков. Цена ошибки сейчас, в год выборов, высока как никогда, и Трамп это, конечно, учитывает. А вот его противники, не считающие нужным скрывать своё злорадство в ситуации, когда все американцы находятся по большому счёту в одной лодке, похоже, не понимают.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.






X