Судью и прокурора интересовали взаимоотношения Попкова с Втюриным и Сиводедовым, которые были в 2014—2015 годах. Речь шла о событиях, предшествовавших интересующему суд конкурсу на закупку оборудования Smart-Zala и поставку абонентских приставок для «Белтелекома».
По словам экс-министра, который сейчас является пенсионером, Втюрин звонил ему по правительственной связи два раза. Сиводедов допускает, что звонков могло быть больше.
Звонки Втюрина начались еще тогда, когда тот был на предыдущей должности — возглавлял Службу безопасности президента Беларуси.


Сначала силовик сообщил, что одна российская компания сомневается в объективности проведения «Белтелекомом» конкурса на закупку оборудования. Втюрин предложил Попкову обратить на это внимание. Тот, по его словам, ответил, что министерство не может вмешиваться в проведение конкурса.
Министр связи после «полемики» с высокопоставленным силовиком пригласил к себе Сиводедова и начальника службы безопасности «Белтелекома» Андрея Настина, рассказал о звонке Втюрина и «попросил при проведении конкурса строго соблюдать требования законодательства».


Через «2−3 месяца» Втюрин снова набрал номер телефона тогдашнего министра. Со слов Попкова, звонивший говорил о затягивании «Белтелекомом» оплаты за поставку оборудования. Министр связи спросил об этом Сиводедова. Тот ответил, что все идет согласно утвержденному графику. О чем Попков и проинформировал Втюрина. По словам Сиводедова, министр к нему обратился, потому что не хотел, чтобы «ему звонили с горы еще раз».
Сергей Попков не помнит, звучало ли название компании «Смартлабс» в разговорах с Втюриным. Речь шла «о российской компании». Сиводедов утверждает, что было понятно, что это компания «Смартлабс».


Во время этих звонков Андрей Втюрин не приказывал напрямую пролоббировать интересы «Смартлабса» на конкурсе, подтвердил в суде Сергей Попков.
Свидетель сказал, что больше он к этой теме не возвращался.
— Не поступило ни одной жалобы. Ни со стороны участников [конкурса]. Ни со стороны контролирующих органов — КГБ, МАРТ. То есть тендер состоялся и состоялся. [Кто-то] победил и победил. «Белтелеком» проводит сотни конкурсов. Если заниматься каждым контрактом, то тогда не надо больше ничем другим заниматься, — сказал бывший министр.
Прокурор поинтересовался у Сергея Попкова, не удивил ли его звонок Втюрина. Мол, с чего это вдруг начальник Службы безопасности президента интересуется судьбой коммерческой структуры на тендере. «Удивил», — ответил Попков. Он при ал, что непосредственно подчинялся премьер-министру, но «в той ситуации не имел права не отреагировать на звонок» руководителя такого высокого уровня, поэтому пообещал разобраться. Попков в бытность гендиректором «Белтелекома» знал о кураторстве со стороны Совбеза и Службы безопасности президента, «получал за подписью Втюрина документы, связанные с вопросами безопасности охраняемых объектов».
В ходе допроса в КГБ Сергей Попков сообщил, что Втюрин «спокойно, без криков и мата, психологически надавил» на него. Он сказал, что в случае «если с конкурсом будет что-то не так, то доложит главе государства».
Министру связи было из-за чего беспокоиться. Андрей Втюрин периодически ставил перед ним щекотливые вопросы.
Однажды он сбросил ссылку на материал в «желтой прессе», в котором шла речь о коттедже Попкова в Ждановичах, якобы построенном «на нетрудовые доходы». О том, что Втюрин задавал вопросы про дом министру, слышал и Сиводедов. Попков во время допроса на суде не очень охотно говорил на эту тему. Из слов экс-министра следует, что он не читает прессу, коттеджа у него нет, а «кто хочет, пусть поживет в коттедже».
Во время инаугурации президента в 2015 году Втюрин подходил к Попкову и говорил, что «знакомые из России сетуют, что якобы один из заместителей министра связи ездил за счет „Бел Хуавэй Технолоджис“ в отпуск и получал подарки». Поэтому сложно конкурировать с этой компанией на конкурсах. В то время белорусская «дочка» китайской корпорации часто побеждала в тендерах «Белтелекома». Бывший силовик утверждает, что Попков стоял в окружении трех своих заместителей и все это прекрасно слышали. Однако он не мог вспомнить фамилию чиновника, о котором шла речь. Сергей Попков спустя 5 лет допускает, что такой «30-секундный разговор» мог быть. Но он тогда «не обратил внимания» на это, потому что был сосредоточен «на выполнении задач по сопровождению мероприятия».
Напомним, 10 марта Верховный суд начал рассматривать «дело Втюрина». Заседания проходят в помещении суда Московского района Минска. Здесь расположен один из самых больших залов, который может вместить более сотни человек. Обвиняемым вменены две статьи Уголовного кодекса: ст. 430 (Получение взятки) и ст. 431 (Дача взятки). По уголовному делу у взяткополучателей изъято более 1,65 млн долларов, 62 тысяч евро, более 1 килограмма золота.
Окончательная сумма взятки Андрея Втюрина составляет 192 тысячи долларов. А председатель правления ОАО «Белорусский межбанковский расчетный центр» Феликс Касперович и заместитель начальника главного управления информационных технологий Национального банка Андрей Подгорный обвиняются в получении взяток в общей сумме не менее 868 750 долларов.








X