Следственный комитет еще будет разбираться в этом ЧП, которое, слава богу, завершилось благополучно. И, прежде всего, в том, почему родители так поздно заявили о пропаже ребенка. Хотя, как предполагается, он сам вышел из дома поздно вечером...

«Никогда не сдавайтесь. Просто НИКОГДА НЕ СДАВАЙТЕСЬ! Это лучше всего описывает мое впечатление от поиска Матвея», – написала в своем посте координатор ПСО «Лиза Алерт» Кировской области Александра Яговкина, когда они нашли мальчика.



– Мы искали живого ребенка. Мы всегда верим, что человек жив, пока не доказано обратное. Задачи были поставлены именно так, чтобы найти живого маленького мальчика в большом лесу. И Матвей нас не подвел. Он дождался! – не сдерживает эмоций Александра.

А вот, что рассказал «МК» Александр Щукин, который прибыл на место поиска из Москвы на подмогу своим коллегам из «Лиза Алерт»:

– Утром 18 мая начался поиск ребенка. Специалисты нашего регионального Кировского подразделения приехали самыми первыми и начали отработку первостепенных задач: проверяли близлежащие заброшенные дома, огороды, колодцы. В результате в 600 м от дома была обнаружена посуда, в которой находились остатки пищи. Показали маме мальчика и она подтвердила, что это его тарелка. Появилась зацепка, в какую сторону предположительно двигался ребенок.  



Мы сформировали три экипажа из московских специалистов и выехали в ночь с 18 на 19 мая на подмогу нашим коллегам в Кировскую область. Шла вторая ночь поиска, когда ребенок находился в природной среде. В пол-третьего ночи мы прибыли на место. Посмотрели карту, по связи одна из ранее ушедших групп нам передала, что найдены чьи-то следы. Нам в штаб прислали фото этих следов, но было сложно определить, чьи они, потому что было непонятно, в какой обуви ушел ребенок, может, в обуви не по размеру. Дополнительно направили на поиски кинологический расчет МВД с собаками, которые могли взять след.



Все группы ходят с навигатором, в котором есть карта местности и который записывает маршрут следования поисковиков, чтобы было видно, где ребенка уже искали. Через какое-то время нам объявили, что ребенка нашли живым и его несут домой. Нашла его группа, в которую входили кинологи и наш поисковик. Это было в пол-пятого вечера 19 мая. Ребенка обнаружили в километре с небольшим от его дома и в том месте, где его уже искали раньше. По всей видимости, он передвигался, не сидел на одном месте.  

Когда его несли к дому, завернутого в одеяле, мы все, кто в этот момент находился в штабе, который был развернут в доме мальчика, встретили его аплодисментами. Мы оказали ребенку первую доврачебную помощь, старались согреть его. Родители были счастливы, мама плакала от радости.

«Против благополучного исхода было всё: размытые дороги, ночной холод (температура падала до трех градусов), дождь, почти полное отсутствие связи на месте поиска и многое другое…Прочесывать лес в поисках такого маленького ребенка – дело сложное и очень кропотливое. Одновременно с этим мы еще и работали на отклик. Но в случае пропажи ребёнка мы не как обычно громко зовем пропавшего, а наоборот – зовём его тихо и только женским голосом, чтобы не напугать. От родственников мы узнали, что Матвей боится чужих людей и не откликнется на наши призывы. К тому же у него очень тихий голосок.

Наступило утро второго дня поиска. Группы нашли множество совсем разных детских следов, приехали новые добровольцы, появились новые задачи. С самого начала на месте были полиция и следственный комитет. От лица всего отряда спасибо сотрудникам! Полное взаимопонимание, сотрудничество, обмен информацией по ходу поиска – всё это, безусловно, сработало на общий результат», – подытожила в своем посте Александра Яговкина.







X