Сейчас на сундук посягают. Один человек – известен. По его заказу сундук сконструирован, он им и владеет (человек – сундуком, разумеется, хотя отчасти и сундук накладывает на человека свой отпечаток). Остальные четырнадцать, чьи инициативные группы зарегистрировала ЦИК во главе с бессменной и почти бессмертной Лидией Ермошиной, посягают, пишет политолог Александр Федута в своей колонке на сайте "Белсат".
Можно предположить, что до финиша – то есть, не до сундука, но до телевизора, который тоже отчасти сундук – дойдут не все четырнадцать. Во-первых, понятно, что не все подписи соберут. Чисто технологически, учитывая сжатое время и прочие коронавирусные обстоятельства, собрать подписи имеют шанс те, у кого инициативная группа составляет от тысячи и выше членов. Они могут собрать подписи с запасом и даже успеть некоторое число подписных листов проверить. Остальное – как бог Лидии Михайловне на душу положит. В 2010 году зарегистрировали вообще всех. Помню, как в штаб вернулся после встречи с президентом Литвы госпожой Грибаускайте Владимир Некляев, чьи глаза так и остались широко раскрытыми от услышанных слов прекрасной дамы:


— Не волнуйтесь, он мне обещал, что зарегистрируют всех.
Было от чего широко раскрыть глаза. Один из кандидатов пообещал, что зарегистрируют всех его соперников. Так и произошло. Причем зарегистрировали даже тех, кто технологически подписи не собрал (о чем откровенно говорили члены их предвыборных штабов). У кандидатов то ли смелости, то ли совести не хватило признать этот факт. Но зато эфирное время они использовали на всю катушку: власти досталось на орехи, причем, как говорил один нерукопожатный ныне социолог, с таким кумулятивным эффектом, что она испугалась не на шутку. Что вылилось и в аресты, и в суды, и в многолетнюю изоляцию на международной арене.


Поэтому сейчас, скорее всего, ошибку 2010 года повторять власть не будет. Будет кандидат от нее, любимой, — действующий владелец сундука с независимостью. Будет кандидат (или парочка) тех, кто призван создать интригу, заманив уставший от безысходности электорат на выборы – чтобы не совсем уж нагло «рисовать явку». Возможно, будет технический – или тоже парочка технических – кандидат. А остальные…
Остальные у нас – это такой коллективный Петр Иванович Добчинский из своевременно реанимированного Купаловским театром гоголевского «Ревизора». Помните, у этого помещика есть одна просьба к приехавшему из столицы чиновнику:


— Вы там скажите им всем, что есть такой – Петр Иванович Добчинский. Генералам скажите. А случится – так и государю императору…
Потому что если уж государь император знает о существовании Петра Ивановича Добчинского, то значит, Петр Иванович реально существует на белорусской политической сцене.
Ах, у Гоголя, говорит вдумчивый и памятливый избиратель, не Добчинский, а Бобчинский об этом просил! Да? Что вы говорите! А я вот совсем и не знал об этом. Но, собственно говоря, а какая разница? Что Татьяна Николаевна, что Андрей Владимирович (что пнем об сову, что совой об пень) – мы ведь их результат, говоря правду, все равно знаем. Петр Иванович – их результат, вполне даже себе Бобчинский. Государь император узнает, поблагодарит за сдержанность и разумность позиции и, быть может, даже прослезится от умиления…
Так что интрига у нас одна. Явка. Ждем результатов трансформации регистрации инициативных групп в регистрацию кандидатов в президенты. А там, вероятно, даже Владимир Мацкевич включит телевизор, чтобы в очередной раз убедиться в собственной правоте. И попкорн ему в руки.







X