Сегодня Центризбирком проявил редкостный либерализм. Зарегистрированы инициативные группы ряда оппозиционеров и тех новых фигур, которых осмотрительные обозреватели пока предпочитают называть котами в мешке. Впрочем, специфика белорусской системы такова, что кот здесь один, сами знаете кто. Остальные — мышки разных весовых категорий.

Итак, подписи за выдвижение кандидатов в президенты будут собирать 15 инициативных групп. Строго говоря, не все намерены их собирать.



Например, бывшие участники так и не законченных оппозиционных праймериз — Юрий Губаревич, Ольга Ковалькова, Николай Козлов — заявили минимальные (чуть более сотни человек) группы и намерены использовать легальные возможности, которые дает регистрация, чтобы разворачивать свою кампанию «За Беларусь без диктатуры!» с требованием отставки Александра Лукашенко и свободных выборов.

 

Традиционная оппозиция оказалась в тени

При этом сам Лукашенко на пенсию явно не спешит, и в его руках — вся сила государства. Так что голые лозунги против бессменного президента повисают в воздухе.



Когда нет настоящих выборов, то остается уличная борьба. На нее априори был нацелен, в частности, лидер незарегистрированного Белорусского национального конгресса Николай Статкевич. Но когорту его «кандидатов протеста» на стадии регистрации инициативных групп выкосили почти полностью. Выбили в том числе группы его самого и его жены Марины Адамович. Впрочем, Статкевич считает, что ему и его сторонникам достаточно одного зарегистрированного «кандидата протеста» — гомельского пенсионера Владимира Непомнящих.



Однако оппозиционеры, уповающие на разогрев улицы, попали в двойную ловушку. Во-первых, и так не очень активный народ прячется от «короны». Во-вторых, они бичуют Лукашенко за массовые мероприятия типа субботника и парада 9 мая, а также за само намерение провести выборы в пандемию: мол, под ударом оказывается здоровье людей. Но тогда есть ли моральное право призывать на массовые акции против Лукашенко?

Вообще традиционная оппозиция с ее рефренами, похоже, сильно приелась политизированному электорату. Скандальные праймериз добавили разочарования. Если в своем кругу ведут себя как детсадовцы в песочнице, то как они могут управлять страной?

И потом, ну ладно, праймериз не получились. Так что мешало троице собрать в инициативную группу (у них она по сути общая) десять тысяч человек, как это сделал за несколько дней политический неофит Виктор Бабарико, и таким образом по-настоящему бросить перчатку режиму?

Видимо, пороху нет. Потом что в онлайн-голосовании на праймериз за месяц поучаствовало только 4457 человек. Не вина оппозиции, что ее загнали в маргинальную нишу. Но факт то, что на маргиналов с приевшейся голой риторикой масса почти перестала реагировать.

 

Блогера Тихановского решили проучить

Феномен же блогера Сергея Тихановского в том, что он заговорил с недовольным народом в провинции на его языке. Включил интерактив, дал излить душу.

Власти быстро оценили угрозу а-ля тунеядские протесты 2017 года, квалифицировали стримы со сбором публики как несанкционированные мероприятия. Инициативную группу Тихановского не зарегистрировали, причем, как отмечают правозащитники, фактически провели при этом спецоперацию: его самого (и заодно кучу сторонников) посадили под административный арест и не допускали адвоката именно тогда, когда нужно было подписывать бумаги в ЦИК.

Потом суды стали лепить блогеру новые аресты (благо ездил он по стране много), набралось уже 45 суток. Возник вопрос, выпустят ли его вообще до выборов. Но вдруг сегодня Тихановского выпускают из-за решетки. Более того — регистрируют инициативную группу его жены Светланы Тихановской.

Репрессивная часть этой истории понятна: опасного смутьяна лишили возможности использовать для своих целей электоральную кампанию плюс сделали так, чтобы жизнь медом не казалась. Но как понять прилив либерализма?

Можно предположить, что условные голуби во власти вложили в уши главному начальнику, что ястребы перегибают. Европа говорит «фи», Америка морщится, а нам оттуда нефть стали давать.

Группа жены — это все-таки немножко не то, что группа самого Тихановского. В этой истории силен момент харизмы. Самого же блогера в любой момент могут упечь в кутузку, если урок не пошел впрок. Так почему бы и не поиграть в кошки-мышки.

 

Неофиты Цепкало и Бабарико: зачем успешным людям лезть в петлю?

Но самыми популярными персонами в независимых СМИ и политизированном сегменте соцсетей стали в эти дни неожиданные претенденты на участие в кампании — бывший глава «Белгазпромбанка» Бабарико и экс-руководитель Парка высоких технологий Валерий Цепкало.

Это не маргиналы, а напротив, люди с бэкграундом успешных управленцев. Они за перемены, реформы, модернизацию страны. При этом не зовут на баррикады и стараются не упоминать всуе имя архитектора нынешней системы. Вроде как она сама по себе такая мрачная и тупиковая сложилась.

Вот эта осторожность плюс вопрос, а зачем успешным людям лезть в петлю, и подпитывают версии, что Бабарико и Цепкало — проект президентской администрации (иные любители конспирологии, правда, кивают на Москву и даже Вашингтон).

Другие обозреватели возражают: мол, Лукашенко — не любитель тонкой игры. К тому же назначением выборов на 9 августа он показал, что в реальной явке не нуждается. А участие таких персонажей явку повысит.

То, что группы Цепкало и Бабарико зарегистрированы на фоне пролета «кандидатов протеста», не является железным доказательством, что две эти фигуры — марионетки властных политтехнологов. Можно допустить, что неофиты ввязались в неблагодарное дело по велению души, а Лукашенко просто посчитал позорным для себя рубить их на старте: публика зашепчется, что испугался, что вождь уже не тот.

 

На выборах появляется интрига

В принципе, у действующего президента все схвачено. После месяца сбора подписей наступит этап регистрации самих кандидатов — и тогда игру в кошки-мышки технически можно закончить элементарно, прихлопнув лапой неугодных персонажей. Послушный ЦИК не подведет. Короче, технически — нет проблем. Но политически это может быть взрывоопасно.

Если, например, Бабарико (у Цепкало группа на порядок меньше, и его шансы в этом плане призрачны) реально наберет подписей с лихвой и вообще станет к тому времени благодаря СМИ, соцсетям и пикетам узнаваемой, популярной персоной — как стало модно говорить, кандидатом надежды, то грубо выбить такого из обоймы — не комильфо даже по понятиям здешней автократии.

До сих пор все сильные соперники Лукашенко, собравшие подписи, регистрировались. Бабарико же заявил сегодня, что хотел бы собрать гораздо больше 150 тысяч подписей (по закону нужно сто тысяч) и будет счастлив собрать миллион.

Для Лукашенко было бы рискованным шагом пускать настолько раскрутившегося соперника в следующий этап. Причем независимо от того, ввязался тот в кампанию по зову сердца или потому, что в этом убедили в коридорах власти. Мышка вдруг может вырасти до размеров, представляющих проблему для кота.

Но и спасовать на этапе регистрации кандидата тоже означает показать слабину. В общем, на этих выборах появляется некая интрига.

 

Как отстоять победу?

Жажда перемен, нового лица в обществе велика. В кампании 2015 года Татьяну Короткевич из «Говори правду» другие оппозиционеры называли спарринг-партнером Лукашенко и мазали грязью. И держалась она на публике не очень уверенно, явно не хватало ораторского опыта. Но тем не менее по данным разгромленного впоследствии НИСЭПИ набрала 22,3% (по версии ЦИК — 4,4%). Надо думать, многие увидели в ней тогда хоть какую-то альтернативу.

И похоже, наверху феномен Короткевич восприняли как тревожный сигнал. На следующий год ее показательно не пустили в парламент. Точно так же не пустили на вторую каденцию на прошлогодних выборах в Палату представителей ставших популярными депутатов демократического толка Елену Анисим и Анну Канопацкую.

Так что даже если и говорить в подобных случаях о проектах режима, то очевидно, что с ними власть явно не заигрывается и прихлопывает, почуяв опасность.

И последнее, может быть, главное. Если Бабарико идет от себя, то есть не подыгрывает Лукашенко, а действительно бросает ему перчатку, то как он надеется отстоять гипотетическую победу? Это вопрос, исходящий из знания специфики белорусского режима и натуры Лукашенко: такие, как он, на блюдечке сопернику власть с поклоном не отдают.

Экс-банкир же заявил сегодня, что не верит в массовые фальсификации при подсчете голосов и ни с кем воевать не собирается. Что ж, в таком случае его может ожидать суровое столкновение с реальностью.







X