В городе на Неве самые жёсткие в стране требования для похорон погибших от COVID-19. С ними не могут проститься близкие. Изначально местный Роспотребнадзор выдвинул требование хоронить умерших от коронавируса исключительно «в деревянных гробах с герметичный металлическим вкладышем».

Проще говоря, «ковидным» умершим полагался цинковый гроб и никак иначе. Если кремация – то только в отдельном крематории и также без церемонии прощания. К тому же похороны возможны только после разрешения Роспотребнадзора и только на двух кладбищах – Иликовском в Ломоносове и Новом Колпинском (это крайне удалённые районы). Позднее «металлический вкладыш» отменили. Но хоронить все равно положено в закрытом гробу, на отдельном кладбище и без прощания.



19 мая в Смольном наконец обратили внимание на проблему – власти объявили, что, по мнению губернатора Беглова, «ситуация требует определить условия, при которых участие близких родственников или законных представителей в церемонии прощания и похорон будет возможно». Для прощания могут приспособить один из девяти ритуальных залов крематория.

Между тем, Ирина не одна такая – в городских сообществах уже бродит идея подать коллективный иск по поводу нарушения права на захоронение. Для этого неравнодушных петербуржцы хотят связаться с депутатом ЗакСа Борисом Вишневским. «МК» дозвонился Борису Лазаревичу в перерыве заседания парламента и выяснил, много ли обращений от горожан по поводу похорон и насколько городские нормы вообще законны.



- Я надеюсь, эти безумные правила будут скорректированы. – Сходу сообщил депутат.

- Как я понимаю, никакой федеральной нормы, согласно которой можно было бы хоронить только на отдельных участках и вводить остальные ограничения, нет?

- Федеральное законодательство вообще не предусматривает таких ситуаций.

- Как тогда законодательно обоснованы эти меры?

- Я сильно опасаюсь, что сегодня и Роспотребнадзор, и правительство города действуют в рамках того, как мне кажется, непродуманного федерального закона, который дал региональным властям право устанавливать обязательные для горожан правила поведения. Не конкретизировав никак, что это вообще такое. По сути дела, сейчас на региональном уровне можно делать почти все, что угодно, прокуратура и СК на это будут закрывать глаза по принципу «вирус все спишет». Говорить о правовом обеспечении законности или незаконности тех или иных действий сейчас сложно, потому что не признаются даже очевидные нарушения закона. Простейший пример – отмена льготного проезда в транспорте для пенсионеров. Всё мои обращения в прокуратуру на эту тему утыкаются в стену.



- А к вам поступали обращения избирателей по поводу похорон?

Ко мне сегодня обратились близкие знаменитого скульптора Романа Шустрова. У них до сих пор нет даже результатов анализа на коронавирус (Роман Шустров скончался ещё 14 мая). Ситуация нужно скорректировать, потому что так нельзя. Невозможно лишать людей права проститься.

Роман Шустров – скульптор, автор знаменитого «Петербургского ангела» в Измайловском саду скончался 14 мая в Мариинской больнице. Горожане пытались принести цветы к «Ангелу» в сад, но он закрыт, как и большинство парков – цветы передавали через охрану. Проститься с самим скульптором, очевидно, тоже не получится – с такими-то мерами.

При этом далеко не все, у кого COVID-19 унёс близких, говорят о проволочках. Есть и такие сообщения: «друг умер, кремировали через три дня, никакой очереди нет». И не все готовы судиться за право похоронить близких не по предписанию: судя по фото «ковидных» кладбищ, многие смирились с драконовскими городскими мерами.







X