– Неужели кто-то из олигархов пошел-таки вам навстречу и уступил свой аппарат ИВЛ?

– Нет, не пошел. Хотя в ответ на мой призыв ко мне обратилось большое количество людей, – рассказывает Никас. – Кто-то предлагал сложную схему поставки из Китая. Кто-то – бывший в использовании аппарат. Были новые, но простейшие варианты. Однако мне хотелось купить высококачественный современный аппарат с большим количеством функций. 



– Сколько он стоит?

- Порядка 2 200 000 рублей. Но это не главное. Важно то, что я смог достать его именно сейчас. Потому что ближайший предзаказ по 100-процентной предоплате возможен только на сентябрь.

- Почему вы решили подарить этот аппарат именно детской больнице в Ульяновске?

- Ко мне поступало много писем от жителей моего родного города, в том числе и врачей, с просьбой о помощи. Сейчас все силы максимально брошены на оснащение больниц для взрослых, поскольку люди старшего поколения тяжелее переносят COVID-19. Однако и детские медучреждения тоже нуждаются в аппаратах ИВЛ.



– Но ведь можно было просто дать деньги на средства защиты или материальную помощь нуждающимся, а не покупать аппарат ИВЛ.

– Я, как и весь мир, видел страшный итальянский и испанский сценарий развития пандемии, когда врачам приходилось делать, наверное, главный в их жизни этический выбор: кого спасать – молодого или пожилого человека? Потому что на каждого нуждающегося ИВЛ не хватало. Мне очень не хочется, чтобы и наши врачи стояли перед таким выбором. Конечно, в России с оснащенностью реанимационных отделений дела обстоят гораздо лучше, у нас была возможность подготовиться. Но если вдруг динамика заболеваемости коронавирусом резко пойдет вверх, мы тоже можем столкнуться с нехваткой аппаратов жизнеобеспечения.



– Почему в то время, когда большинство людей боятся заразиться, вы рискнули лично приехать в Ульяновск?

– Я хочу собственным примером показать своим землякам, что нужно делать подобные добрые дела. Конечно, можно, сидя дома, сетовать на власть – мол, она не справляется. Но сейчас мы попали в такую ситуацию, когда не справляются власти всего мира. Например, в Японии больше 2/3 врачей жалуются на недоплату за лечение коронавирусных больных. Европа испытывает острую нехватку аппаратов ИВЛ. В США Илон Маск по просьбе президента Дональда Трампа закупил на собственные деньги 1000 аппаратов ИВЛ в Китае. Настало то время, когда мы должны сообща бороться с врагом под названием COVID-19. Каждый человек должен понять, что не только от властей зависит то, как быстро мы выйдем из пандемии, да и какими мы из нее выйдем. Я не призываю всех без исключения покупать дорогую медтехнику. Но каждый из нас может помочь ближнему своему. Например, перечислить пусть даже небольшую сумму в благотворительный фонд, купить пачку масок или перчаток и отправить в ближайшую больницу, стать волонтером, да просто помочь пожилым соседям, принеся им продукты из магазина.

– На этом ваша помощь Ульяновску закончится?

– Нет, конечно. Еще я привез с собой и передал в дар церкви Святой Анны, которую я помогал строить на собственные средства, икону Николая Чудотворца, написанную еще в начале XIX века. А храму Иоанна Предтечи передал 150 тысяч рублей на ремонт. Храмам тоже очень тяжело – ведь они живут только с пожертвований прихожан, которые сейчас из-за пандемии находятся в режиме самоизоляции и почти не посещают церкви. Сейчас сложно всем – у меня тоже почти нет заказов и выставок. Но все равно часть тех денег, что я зарабатываю, я обязательно буду передавать в благотворительные фонды.







X