Хирургические маски, выданные нам (британским докторам. — RT) на прошлой неделе, надлежало использовать до 2017 года, но на их упаковках красовались наклейки с новыми датами, которые гласили, что ими теперь, по какой-то причине, можно смело пользоваться до 2022 года.

Получается, что пока мы тут пытаемся бороться с COVID-19, кто-то рискует нашими жизнями.

Я сам из тех, кто поверит скорее в то, что кто-то где-то сильно «накосячил», нежели сговорился. Как по мне, разного рода происшествия, которых можно было бы избежать, проще всего объясняются именно человеческим фактором. Всё, как правило, начинается с чьей-то жуткой ошибки, а заговор начинается уже потом — для того чтобы защитить тех, кто наделён властью, от необходимости признать свою неправоту.



Однако порой заговор становится единственным возможным объяснением. Именно такой случай был на прошлой неделе. В четверг работникам Национальной службы здравоохранения (NHS) народ аплодировал как героям. А в пятницу нашему отделению — очень даже умышленно — выдали средства защиты, срок годности которых истёк три года назад. На упаковке его скрыли под наклейкой с новой датой.

  • RT


Со средствами индивидуальной защиты (СИЗ) всё очень неблагополучно ещё с самого начала коронавирусной истории. Их то не хватает, то качество у них недостаточно высокое, а то их и вовсе нет. И в ряде подразделений здесь уже предпринимались попытки утаить эту проблему и заглушить голоса разоблачителей.

Также по теме
Медики с телом погибшего в Нью-Джерси, 6 мая 2020 года «Социал-дарвинистский подход»: почему в странах Запада наблюдается высокий уровень летальности от COVID-19
Система здравоохранения многих западных государств показала свою неэффективность на фоне борьбы с СOVID-19. Такую точку зрения в...


Похоже, в системе NHS это стандартная практика, о чём можно судить по недавнему материалу The Independent:

«Врачей NHS, выражавших обеспокоенность нехваткой средств индивидуальной защиты, предупредили, что если они продолжат открыто высказываться, то могут остаться без работы. В организации WhistleblowersUK заявили, что с опасениями в связи с необеспеченностью СИЗ в условиях коронавирусного кризиса к ним обратились более 100 медработников. Многие из них сообщали о давлении со стороны управленцев подразделений NHS, утверждая, что за публичное указание на проблему им грозили дисциплинарными мерами вплоть до увольнения».

«Те, кто высказывались публично, получили выговор или же предупреждение (особенно это касается временных консультантов) о том, что их контракты по истечении срока действия вполне могут и не продлить и они останутся без работы и, возможно, больше никуда не смогут устроиться», — сообщила глава WhistleblowersUK Джорджина Халфорд-Холл».

Запугивание со стороны представителей руководства NHS само по себе — не новость и, судя по всему, практикуется ими по умолчанию.

Более зловещим здесь представляется то, что ещё на довольно-таки ранних этапах пандемии по всей стране всплывали истории о распространении просроченных комплектов СИЗ, на которых настоящий срок годности был заклеен новой, свежей наклейкой. Сам я ни одного не видел, но рассказы звучали довольно правдоподобно.

Я тогда, кстати, задумывался об этом: а какой здесь, интересно, должен быть ход мыслей? «СИЗ, которыми мы располагаем, просрочены на несколько лет. Что нам делать?» Если бы решение было за мной, я бы, пожалуй, просто сказал примерно следующее: «Ребят, извините, но мы не запаслись достаточным количеством СИЗ и теперь изо всех сил стараемся восполнить их недостаток. Те комплекты, которые у нас сейчас имеются, — просрочены. Но это наверняка всё равно лучше, чем ничего. Мы не думаем, что они могли как-то реально испортиться. Вы не возражаете?»

Также по теме
«Цифры будут больше»: что происходит в британских домах престарелых во время COVID-19
В британских домах престарелых не хватает сотрудников, ресурсов и средств индивидуальной защиты. Об этом рассказал в интервью RT Майк...

А что ещё тут можно сказать? Выбор был такой: либо распустить всех по домам, либо вообще не использовать СИЗ. И тут они, я думаю, решили посоветоваться с юридическим отделом, и там им сказали: «Нет-нет, говорить людям, что эти штуки просрочены, — нельзя. Нам здесь могут тогда иски грозить. К тому же, если у вас нет для них этих средств защиты, это даёт им полное право разойтись по домам».

Таким образом, отсутствие СИЗ могло немедленно обернуться кадровым кризисом.

Но что же делать, если в наличии у вас только просроченные СИЗ?

А сделать, как я тогда подумал, можно было бы вот что: согласовать бюджет для сокрытия того, что комплекты просрочены. Затем они должны были бы договориться с какой-нибудь компанией, чтобы та напечатала им сотни тысяч наклеек с новым сроком годности.

На это потребовалась бы значительная сумма денег, а также  нужно было бы выделить несколько дней, чтобы всё это организовать.     

Затем им нужно было бы нанять несколько сотен человек для того, чтобы вынуть все просроченные СИЗ из ящиков и очень осторожно наклеить поверх старого срока годности этикетку с напечатанной на ней новой датой. После чего все упаковки надо сложить обратно и потом раздавать их, не сообщая никому на «передовой» о случившемся.

Такие действия, безусловно, не подпадают под мою категорию «косяков». Это явно похоже на заговор.

Было принято непосредственное, чёткое решение скрыть тот факт, что сотрудникам Национальной службы здравоохранения были переданы просроченные СИЗ. И чтобы сохранить это в тайне, потребовалось немало времени, усилий и денег.

Такое нельзя назвать промахом из разряда «Упс, извините, ошибочка вышла».

В общем, когда я услышал, что на СИЗ приклеивают этикетки с новым сроком годности, я отмахнулся от такой версии: «Нет, ну уж на такое никому бы точно не хватило вероломства. Или глупости». Ведь проверни я что-нибудь подобное, меня мгновенно исключили бы из реестра врачей. И это было бы совершенно заслуженно.

Попробуйте выдать просроченное на три года лекарство, наклеив на него изготовленную заранее этикетку с другим сроком годности, и сказать: «Всё в порядке, оно вообще не портится». Посмотрел бы я на суд по этому делу...

Я: «Да, ваша честь, это была просто ошибка. У меня выдался тяжёлый рабочий день...»

Судья: «Но вы же знали, что препарат просрочен. Вы нашли человека, который напечатал наклейку с новым сроком годности, чтобы скрыть этот факт. Затем вы дали лекарство пациенту». (Вопросительно поднимает бровь.)

Я: «Ну да, вы правы... Что ж, попался за дело, видно...»

Итак, представьте, как горько я был разочарован... Одна из медсестёр принесла коробку хирургических масок. Она слышала про «трюки с новой этикеткой» и, аккуратно её отклеив, обнаружила старый срок годности. 2017 год. Такие же наклейки были на всех коробках, доставленных в тот день.

Я готов поверить в то, что хирургические маски в действительности не имеют критически важного срока годности. Но наверняка я этого не знаю. Почему поставщик, американский гигант в сфере здравоохранения Cardinal Health, озаботился тем, чтобы печатать «Годен до» на упаковке, если они действительно не портятся?

Точно так же, если бы нам сказали: «Простите, но это всё, что у нас есть», я бы, возможно, пожал плечами и смирился бы с этим.

Однако мне очень тяжело смириться с тем, что где-то кто-то, занимающий высокий управленческий пост — вероятно, несколько таких «кто-то», — предпринял намеренную попытку скрыть истёкший срок годности и пошёл на немалые ухищрения, чтобы утаить этот факт.

Но на самом деле, чтобы раскрыть обман, потребовался лишь острый ноготок.

Какая надпись будет красоваться на моём надгробии? «Сорвал овации в четверг. Убит в пятницу».

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.







X