— Оксана Викторовна, как вы себя чувствуете? Когда и как вас госпитализировали?

— Я иду на поправку! Госпитализировали меня 12-го мая. В день, когда позвонили из Роспотребнадзора и сообщили о положительном тесте на коронавирус. Они же меня обязали вызвать врача. И как я не сопротивлялась, но оказалась в больнице, по медицинским показаниям. Компьютерная томография показала достаточное поражение легких. Двустороннюю вирусную пневмонию. 



— Какие были первые мысли? Сильно ли перепугались, когда узнали? 

— Первые эмоции? Ощущение, как будто тебя сняли с поезда, в котором я мчалась спасать, решать, пробивать. Это образно. Досада. Никакого страха за себя. В ожидании врача, а потом по пути в больницу, обзванивала всех, с кем общалась последнее время и предупреждала. К счастью, спустя время  тесты на ковид у всех оказались отрицательные. 



— Мы видели, что вы продолжали работу в больнице. Расскажите, что удалось решить прямо из палаты? 

—  Для такого энергичного человека пребывание в четырех стенах — испытание. Но я невероятно организована, дисциплинирована и в ладу с собой. Сумела себя убедить, что мне нужна эта пауза. Перезагрузка. Я продолжаю работать «на удалёнке». На связи с коллегами из Комитета по вопросам семьи, женщин и детей. Участвую в обсуждении законопроектов, не бросаю свои темы, комментирую в СМИ актуальные проблемы, разбираю депутатскую почту, на основании обращений формирую запросы в соответствующие министерства. 



—  В какой больнице вы лежите? Как вы оцениваете саму больницу, работу докторов и медперсонала?  Вы лежите в отдельной палате? 

— Я лежу в ЦКБ. Это одна из клиник, которая обслуживает депутатов Госдумы. Здесь, уже четыре года, я стою на медучёте. Естественно, сюда, в красную зону одного из корпусов, меня по «скорой» и привезли. Палата отдельная. Кровать. Стол. Стул. Телевизор. Душ. Но все это имеет значение спустя неделю, когда начинаешь оглядываться по сторонам, как говорится. Первые дни выглядят монотонно-обреченно. Поиск вен, которых нет. Установка катетера, многочасовые капельницы, и снова анализы, тесты и так далее. 

О врачах отдельно хочется сказать. До того, как я подхватила вирус, у меня было представление, как они самоотверженно спасают людей. Я развозила по больницам СИЗы, антисептики, хозяйственную и кухонную утварь — всё, что заказывали врачи в моем избирательном округе. Но, оказавшись внутри красной зоны, поняла, что всё гораздо драматичнее.

  • © Фото из личного архива

Врачи — истинные герои нашего времени. Не только врачи! Нянечки, медсестры — все, кто на передовой!

Каждый их поход на работу-риск. Они контактируют с нами 24/7. И не известно, заразятся или нет. Да, средства защиты страхуют их, безусловно. Но все-равно это-русская рулетка. Некоторые уже подхватили ковид. На больничном. Есть и летальный случай среди медперсонала. 

Эти костюмы — пытка. В них жарко. Очки запотевают. В перчатках сложно проводить медицинские манипуляции. Есть, пить — проблема. Даже в туалет сходить — проблема. После всех этих телодвижений надо заново себя дезинфицировать и экипировать. Многие не видят свои семьи месяцами. И самое главное: каждый новый ковидный больной — новая книга. И это требует новых знаний, оперативных решений, анализа ситуации и принятие единственного правильного лечения. И не все из врачей профильные вирусологи. Мой лечащий врач, например,  эндокринолог по специализации. Им всем пришлось оперативно перестраиваться. 

— Расскажите о своем лечении? 

— Вирус коварный. Сегодня у тебя лёгкая форма, но вдруг резко поднимается температура, и врачи срочно доставляют больного в реанимацию! Она выше этажом. И ночью я иногда слышу эти тревожные передвижения по коридору. 

Меня лечат противовирусными препаратами. Антибиотиками. Уколами в живот профилактируют тромбоз. Это одно из осложнений коронавируса. Самая неприятная, после капельницы с калием, процедура. Их делают по два. Утром и вечером. Гепариновые препараты всегда вызывают синяки — они от свертывания крови. Последствия — черный живот. 

Про лечение... Естественно, все назначения моих врачей я не то, чтобы подвергала сомнению, но лишняя консультация моих приятелей-врачей мне казалась не лишней. И вот тут я запаниковала. «Тебя загубят! Это очень сильные препараты!» — говорили одни. «Это не лечение, а фикция! Твоя средняя степень перейдет в сложную! Надо пить сильные препараты!» — советовали другие. И я решила слушать тех, кто непосредственно за мной наблюдает и лечит.

  • © Фото из личного архива

— Когда Вы поняли , что болезнь отступила, вернулось обоняние, какие были мысли? 

— Первая надежда на выздоровление появилась, когда вернулось обоняние. Я почувствовала, что антисептик пахнет! Произошло это, спустя неделю после лечения. 

— Удалось ли поговорить с другими пациентами этой больницы?

— Мы сидим каждый в своих палатах. Выходить из палат нельзя. В присутствии врачей и медперсонала ношение масок обязательно. При уборке бокса необходимо соблюдать дистанцию между мной и санитаркой не менее двух метров. Ну и все правила изоляции необходимо соблюдать.

—  Сколько раз вы сдавали КТ? Сколько раз вам делали тест на коронавирус? 

—  Сегодня я сдала первый контрольный тест на ковид после лечения. Впереди еще один и КТ.

—  Как вы заболели?

—  Я тут «проинтервьюировала» врачей. И вот к какому выводу мы пришли. От тяжёлой формы ковида меня спасла моя педантичность и щепетильность в вопросах гигиены. Когда еще никто не носил масок, я их носила. Перчатки. Антисептики. Я соблюдала все санэпидемиологические  меры предосторожности! Душ, термическая обработка одежды и обуви. Машина была буквально залита антибактериальными растворами! Таким образом, я подхватила слабую дозу вируса. И, главное, я уберегла свое окружение от этой заразы. Никто из тех, с кем я общалась, не заболел.

Необходимо носить маски и соблюдать все санэпиднормы! И это не одолжение полицейскому, который может оштрафовать. Это собственная защита. И защита тех, кто рядом. К многих бессимптомный ковид. Если бы не тест, я бы думала, что у меня типичная простуда. Ведь вплоть до 12-го я соблюдала свой обычный режим с утренней «пятнашкой». Это моя ежедневная кардио тренировка на протяжении последних лет тридцати. И никакой специфической ковидной слабости не было! И я уже была на полпути в Думу, когда позвонили из Роспотребнадзора и сообщили про положительный тест.

— Вы соблюдали самоизоляцию? Ходили ли на работу? Как вы вообще оцениваете все, что с вами произошло? 

— Могла бы я отсидеться дома на самоизоляции? Для меня так вопрос не стоит. Либо ты чувствуешь потребность помогать и делаешь это от души, либо не делаешь вовсе. 

— Вам звонят коллеги, родные, сильно волнуются?  Кто вас поддержал?

— В последние годы мы много спорили о традиционных семейных ценностях. Для меня такой ценностью всегда была помощь людям, оказавшимся в беде. А когда я свалилась, проявились и коллеги. Мне позвонили и поддержали даже те, с кем я редко общалась в Думе! Люди из разных фракций. С единомышленниками из Комитета по вопросам семьи, женщин и детей я постоянно на связи. Аппарат нашего комитета устроил флешмоб в поддержку. Неожиданно, приятно. Наша подмосковная депутатская команда очень дружна! Все интересуются моим самочувствием, волнуются. 

—  Планируете ли вы после выписки и положенных двух недель карантина пойти на работу в Госдуму? 

— Звонок Вячеслава Володина очень взбодрил! Радостно, когда тебя ценят и ждут. Знаете, я уже говорила, что мчалась как скорый поезд, без остановок. Ближайшее окружение давно усвоило мою крылатую фразу: «Устал? Сойди с поезда». Теперь вот поезду потребовалось техобслуживание (смеётся). А дальше с новыми пассажирами-надежными и верными вперёд и только вперёд! У меня много незавершённых  вопросов осталось, планов, тревог и надежд.

— Скажите, пожалуйста, несколько слов людям, которые нарушают режим самоизоляции и меры предосторожности. 

— Убедительная просьба, будьте бдительны! Нам придется привыкнуть к маскам, перчаткам и антисептикам вместо парфюма. Мы с этой короной, похоже, должны породниться. Не пренебрегайте мерами предосторожности! Любые экстремальные обстоятельства в нашей жизни, проявляют все и всех. Это беспощадное время проверяет людей на прочность. Самоизолировавшись, люди остались лицом к лицу с самыми близкими, — в такой ситуации нельзя быть тем, кем ты не являешься. Нельзя лукавить, притворяться, любая фальшь тут же становится очевидной. Кто-то с честью проходит через эти испытания, помогая родным, друзьям, а порой и незнакомым людям. А кто-то, наоборот, — делает жизнь своей семьи невыносимой, срывает напряжение и злость на домочадцах. Отсюда и всплеск домашнего насилия. 

Многим стало очевидна необходимость принятия закона о профилактики этой беды в нашей стране. Корона и мне помогла разобраться в своём окружении. Спасибо моим друзьям, кто помогал доставать и доставлять по больницам СИЗы врачам и медперсоналу, антисептики и другие санэпид принадлежности. Разовые полотенца, посуда, швабры, кварцевые лампы — чего я только не передавала врачам в эти дни! Испытывала истинное наслаждение, видя их благодарные глаза. И низкий поклон всем — врачам, нянечкам, медсестрам — кто поднял меня на ноги.




X