Президент Бразилии Жаир Болсонару. Фото: Reuters

Строптивые министры
В прошлую пятницу в отставку подал министр здравоохранения Бразилии Нелсон Тейш — все из-за разногласий с президентом страны Жаиром Болсонару по поводу мер противодействия распространению коронавируса. Это произошло всего через месяц после того, как по той же причине свой пост покинул его предшественник Энрики Мандетту. Оба чиновника поддерживали широкие меры изоляции, введенные губернаторами некоторых штатов, пишет TUT.BY


Болсонару же часто называл вирус «небольшой простудой» и заявлял, что введение карантина и, как следствие, сворачивание всей экономической активности принесет гораздо больше вреда, чем установление ограничений только для жителей, находящихся в группе риска, которые предлагал он сам. Президент также хвалил эффективность в борьбе с болезнью противомалярийного препарата хлорохина, хотя она так и не была доказана учеными. Сам Болсонару говорил: «Борьба за то, чтобы бизнес мог вновь работать — это риск, который я беру на себя».



«Своеволие» на местах
Губернаторы и мэры городов, тем не менее, не вняли призыву президента. Местные власти в Бразилии имеют большие полномочия, во многом независимы от центрального правительства и самостоятельно вводят ограничения в попытке остановить эпидемию.
Например, Жуан Дориа, губернатор самого густонаселенного и экономически значимого штата Сан-Паулу, по своей инициативе продлевал меры изоляции, заявляя: «Мы здесь обосновываем наши решения наукой. Нам необходимо избежать коллапса нашей системы здравоохранения». Бразильский верховный суд постановил, что представители исполнительной власти на местах имеют право самостоятельно вводить меры по борьбе с пандемией, хотя Болсонару хотел, чтобы это было исключительной прерогативой правительства. За месяц, прошедший со смены министра здравоохранения, число смертельных случаев в стране увеличилось в восемь раз.


Особенно тяжелой стала ситуация в Амазонии — местная система здравоохранения просто не справилась с количеством заболевших. В крупнейшем городе региона Манаусе ощущается острая нехватка больничных мест, а также аппаратов ИВЛ. Местным властям пришлось хоронить людей в братских могилах, так как возможности моргов были исчерпаны. Со временем похожая ситуация сложилась во многих регионах страны.
Похороны жертвы коронавируса в Сан-Паулу. Фото: Reuters
Все усугубилось настолько, что центральное правительство начало соперничать с местными властями в закупках необходимого оборудования. Например, в одну из больниц в штате Маранян должны были доставить партию аппаратов ИВЛ, но поставка сорвалась из-за действий министерства здравоохранения, перенаправившего ее в свое распоряжение. Случай рассматривали в верховном суде — своим решением он обязал вернуть ИВЛ в регион в течение 48 часов.
Сан-Луис, столица штата Маранян, 5 мая стала первым крупным городом в Бразилии, где ввели полный карантин. Всего таких городов, разбросанных по всей стране, к середине мая насчитывается всего лишь около двадцати.

Сторонники и противники власти
С середины апреля в стране не прекращаются акции сторонников и противников карантина. Во многих городах — Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу, Бразилиа — протестовали сотни водителей, требуя отмены ограничений, губящих их бизнес. Они перекрывали улицы своими транспортными средствами, требуя отставки губернаторов.
В конце апреля прошли протесты медработников, заявляющих, что ситуация усугубилась, сами они подвергаются крайней опасности из-за переработок, а многие их коллеги умерли.
Медики столицы страны города Бразилиа участвуют в акции протеста, держа в руках плакаты с именами коллег, умерших от коронавируса. Фото: Reuters

Тогда же президент Болсонару принял участие в небольшой демонстрации своих сторонников, за что был подвергнут жесткой критике: мало того, что он появился на ней без средств защиты и периодически кашлял, так еще и некоторые демонстранты призывали к установлению военной диктатуры, которая сможет навести порядок, намекая на армейское прошлое Болсонару. Сам президент отрицал стремление к разрушению демократии и установлению диктатуры, которую страна уже испытала с 1964 по 1985 годы, заявив: «Я же и есть конституция». До сих пор протестная активность в стране не спадает, даже несмотря на устрашающие цифры зараженных и умерших.

Тень политического кризиса
Сержиу Мору, бразильский министр юстиции, в конце апреля ушел в отставку, когда Болсонару уволил главу федеральной полиции. Мору заявил о политическом вмешательстве в работу федеральных полицейских сил. Тысячи людей на карантине протестовали против такого решения президента, так как Мору был любимцем народа за свои громкие расследования коррупции в высших эшелонах власти, в том числе за дело в отношении бывшего президента Лула да Силва, который в итоге получил многолетний тюремный срок. Люди били в кастрюли и требовали отставки не Мору, а Болсонару. Президент заявил, что в его праве как главы государства менять шефа федеральной полиции. «Я ни у кого не должен спрашивать разрешения», — заявил он.
Моро также рассказал, что Болсонару ранее неоднократно говорил ему, что хочет поменять главу полиции на человека, который посодействует в получении доступа к материалам следствия и докладам правоохранителей. Верховный суд начал расследование против Болсонару и запретил утверждение новой кандидатуры на вакантный пост.
Позже появилась информация о видеозаписи заседания кабинета министров, где Болсонару якобы раскрывает суть дела: он хотел защитить от полицейского расследования своих имеющих широкие бизнес-интересы в Рио-де-Жанейро друзей и членов семьи — трое его сыновей также занимаются политикой. Пленку изучали прокуроры, следователи, юристы, государственные чиновники, и расследование по-прежнему продолжается, а положение президента становится все более шатким.

Тревога соседей
Ухудшение эпидемической ситуации в Бразилии вызвало беспокойство в соседних странах. Парагвай начал делать рвы в приграничных районах, чтобы препятствовать гражданам Бразилии пешком перебираться через границу — раньше власти страны это не слишком волновало, но с ростом заболеваемости они решили пресечь неконтролируемые пересечения.
Кладбище умерших от коронавируса в Манаусе — крупнейшем городе бразильской Амазонии. Фото: Reuters
Аргентина начала создавать безопасные коридоры для водителей из Бразилии — своего главного торгового партнера. «Бразилия очень сильно меня беспокоит. Большое количество машин идет сюда из Сан-Паулу, где уровень инфицирования чрезвычайно высок, и не похоже на то, чтобы бразильское правительство относилось к этому с той серьезностью, какую ситуация требует. Я сильно беспокоюсь за бразильцев, а также из-за того, что это может распространиться на Аргентину» — заявил аргентинский президент Альберто Фернандес в одном из интервью местному телеканалу.
О беспокойстве заявили США (в штате Флорида живет много выходцев из Бразилии) и даже Венесуэла, где ситуация также далека от идеальной. Колумбия усилила границу с Бразилией в Амазонии с помощью армейских подразделений, хотя раньше она так сильно не контролировалась.







X