Подвигу людей в белых халатах посвящена книга «Территория милосердия. Саратовские госпитали в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.», вышедшая в нашем городе к 75-летнему юбилею Победы. Корреспондент «МК» в Саратове» пообщался с людьми, что сделали возможным появление этого уникального издания.

 

Сотни тысяч заново рождённых

634 тысячи 304 раненых солдат и офицеров приняли к себе госпитали Саратовской области, пока шли бои на фронтах. 344 тысячи 325 из них вернулись в боевые части и продолжили сражаться за Родину. В переводе на военный язык это почти 24 стрелковые дивизии. Получилось, что в саратовских эвакогоспиталях поставили в строй более 71% всех поступивших с фронта. Специалисты Академии военных наук СССР признали такой показатель очень высоким. Смертность же в этих госпиталях, напротив, была весьма низкой — не более 1%.



Ещё один показатель, кажущийся фантастическим, — 71 тыс. литров крови — столько сдали за годы войны саратовские доноры. Эта кровь возвращала жизнь израненным бойцам.

До сих пор историки-краеведы спорят, сколько же всего госпиталей действовало в нашем регионе. Называют разные цифры, количество лечебных учреждений для армии постоянно менялось в условиях военного времени. В любом случае их было не менее 170 в 35 городах и посёлках области. Более трёх десятков из них располагалось в Саратове.



Причём работа по их созданию началась уже в первые дни войны, а по итогам первого военного года, к началу июля 1942-го, в области помещалось уже 77 госпиталей с 42 тысячами 262 койками, что составляло 8,5% от коечного фонда всех тыловых районов СССР.

Эти данные приводит во вступительной статье к книге «Территория милосердия. Саратовские эвакогоспитали в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» известный саратовский историк, заведующий кафедрой отечественной истории и историографии СГУ профессор Виктор ДАНИЛОВ. Он пишет там ещё о многом. О том, как под эвакогоспитали выделяли лучшие здания — зооветинститута, общежития пединститута, гостиниц «Астория» и «Москва» в Саратове, корпуса горсовета в Энгельсе, школ и санаториев по всей области. Как обком ВКП(б) пустил вверх по Волге дополнительный пароход, чтобы отправлять раненых, а облисполком принял решение о прокладке нового трамвайного кольца для перевозки раненых от железнодорожной станции до госпиталей. Как медсестра Александра САХНОВА сдавала кровь 60 раз, а донор А. АЛЕКСЕЕВСКАЯ приходила на станцию переливания крови не реже двух раз в месяц и только в первые восемь месяцев войны сдала восемь с половиной литров крови. Как знаменитые врачи, гордость саратовской медицины, легендарные профессора Сергей МИРОТВОРЦЕВ, Лев ВАРШАМОВ, Константин ТРЕТЬЯКОВ, Сергей АРХАНГЕЛЬСКИЙ, Николай ЗАХАРОВ и другие проводили тысячи сложнейших операций, искали новые средства заживления ран, обогащали медицину научными открытиями, сделанными в условиях беспрерывного труда в эвакогоспиталях.



 

Его величество документ

В книге собраны уникальные архивные документы, по ним прочитывается вся история превращения нашей области в землю милосердия, где трудились добрые волшебники в белых халатах. Здесь снимки бланков с решениями и приказами органов государственной власти и партийного руководства, фотографии, сделанные в госпиталях, справки о ранениях, графики показателей работы, схемы «движения поражённых в боях», страницы писем и воспоминаний исцелённых бойцов и командиров, газетные заметки с благодарностью шефским организациям и всем, кто заботился о защитниках Родины. Качество печати отличное — строки, напечатанные на пишущих машинках военной поры и написанные от руки на пожелтевших листах, читаются не хуже, чем на современных мониторах и в рекламных объявлениях. Архивные документы саратовских эвакогоспиталей пропитаны не пылью времени, а порохом и кровью, запахом медикаментов, состраданием к чужой боли и неистощимой любовью к людям. Иначе не удалось бы совершить невозможное — отобрать у смерти её добычу, подарить жизнь сотням тысяч воинов Великой Отечественной.

— Документы — самые объективные свидетели эпохи. Они ничего не интерпретируют, рассказывают о событиях не «как надо», а как всё было на самом деле, — сказала руководитель проекта по созданию книги «Территория милосердия», заместитель начальника Управления по делам архивов Управления делами правительства Саратовской области Галина СКОРОЧКИНА. — Те, кто знакомится с этой книгой, могут сами делать свои выводы на основе реальностей военной поры, запечатлённых на снимках. Им не навязывается ничьё мнение, ничей взгляд, только факты.

Документы становятся силой, только если они не выдернуты из общего массива, а представлены в своей совокупности. Поэтому, объяснила Галина Васильевна, в книге собраны материалы сразу трёх главных саратовских архивов. Эти материалы не пересекаются, они дополняют друг друга. В госархиве новейшей истории области (ГАНИСО) хранятся документы обкома ВКП(б) и партийных организаций всех уровней — они связаны с развёртыванием сети госпиталей, организацией шефской помощи и политической работы. В госархиве (ГАСО) — документы облисполкома и местных органов советской власти, посвящённые решению, в первую очередь, хозяйственных проблем — выделению зданий, прокладыванию трамвайного кольца, снабжению. В историческом архиве немцев Поволжья (ГИАНП) в Энгельсе преобладают личные фонды — письма, воспоминания, личные документы. Всё вместе складывается в максимально полную картину героического и грозного времени.

— Уникальность этого издания, книги-буклета в том, что впервые данные о работе саратовских эвакогоспиталей в годы войны представлены в структурированном виде, — отметил в разговоре со мной директор Государственного архива Саратовской области Виктор ТОКАРЕВ. — Многие документы опубликованы впервые. Пусть это пока неполная энциклопедия госпитальной сети региона в военное время, но нам всё же удалось открыть для читателей территорию милосердия, созданную трудом и заботой медиков, руководителей и всех жителей области.

 

«Умереть не дадут…»

Когда разгорелась Сталинградская битва, в саратовские госпитали хлынул поток раненых. На одного врача приходилось до двухсот человек, нуждающихся в срочной помощи.

Начальник энгельсского эвако­госпиталя № 3659 Лев ПОЛЯНСКИЙ вспоминал, как составляли вместе две койки и укладывали на них по три легкораненых. Случалось класть и по два человека на одно койко-место. Бывало, что из палат выносили все кровати и тумбочки, расстилали на полу матрацы — за счёт этого удавалось в палате на 16 коек разместить 48 человек. На протяжении всей войны ощущался некомплект медсестёр — их не хватало до 10% от положенного штата.

Но и такие условия казались опалённым боями людям почти райскими.

— Госпиталь в моей памяти остался как полное противопоставление фронту. Там адский шум, здесь первозданная тишина, там окопы, земля, грязь, здесь стерильная чистота, там боевые команды и сталь оружия, здесь тихие голоса и касания нежных, «туманных» рук медсестёр.

Это написал рядовой Борис РЕМИЗОВ, попавший в энгельсский госпиталь

№ 1303 после тяжёлого ранения в бою за город Ярцево Смоленской области в сентябре 1941 г. В его воспоминаниях есть такие слова:

— При виде хлопочущих вокруг меня людей в белых халатах во мне сразу же укрепилась уверенность — умереть не дадут.

В конце декабря, через три месяца лечения рядовой Ремизов отправился в свою часть и всегда с благодарностью вспоминал врачей и медсестёр на берегах Волги, спасших его жизнь и вернувших в строй.

Но далеко не все спасённые могли продолжать сражаться с захватчиками. Молодые инвалиды с тоской смотрели в будущее: как жить без руки, без ноги, что делать, чем заниматься? Им приходили на помощь инструкторы-ремесленники, обучавшие бойцов, искалеченных войной, новым профессиям, пробуждавшие в них волю к жизни. Об интересном подходе к профподготовке выздоравливавших в госпитале № 1682 (находился в здании гостиницы «Московская») рассказывала в 1942 г. в докладной записке секретарю обкома по пропаганде ВИНОГРАДОВУ завсектором газет и журналов отдела пропаганды и агитации ЕРМОЛАЕВА.

Инструктором по сапожному делу в гос­питале был инвалид Гражданской войны ПРОХВАТИЛОВ, потерявший ногу в боях с белогвардейцами. Занятия он начинал с того, что приносил прекрасные дамские туфли, сшитые своими руками, и говорил, что протез не помешал ему стать мастером. По его словам, приунывшие инвалиды поднимали головы и превращались в самых прилежных учеников, каких он встречал за долгие годы работы инструктором. Они отказывались от перекуров, просили, чтобы ежедневные занятия шли не по три часа, а больше.

В эвакогоспиталях случались истории, достойные пера писателя-романиста. Об одном из таких случаев вспоминала начмед и ведущий терапевт госпиталя № 995, помещавшегося в Саратове в здании нынешнего института травматологии и ортопедии на улице Чернышевского, Валентина БАЛАНДИНА.

Молоденькая медсестра приёмного отделения с нетерпением ждала раненых со Сталинградского фронта и всем задавала один и тот же вопрос: не встречали ли они её мужа? Он воевал там и давно не присылал писем. Никто не мог ей ничего сказать. Однажды глубокой ночью пришёл очередной санитарный поезд. В приёмное отделение внесли на носилках обожжённого бойца, сплошь забинтованного, только глаза проглядывали сквозь узенькие щёлки на лице. Медсестра и его спросила о муже — в ответ услышала родной голос. Эта романтическая фронтовая история попала на страницы центральных советских газет. Обожжённый боец поправился и вернулся на передовую.

В том же госпитале был другой показательный эпизод. В начале осени 1941 г. врачи в ординаторской завели тревожный разговор — уж слишком быстро гитлеровские войска двигались к Москве. В тот момент к ним вошёл главный хирург и главный консультант саратовских эвакогоспиталей, легендарный врач профессор Сергей Миротворцев. Услышав, о чём говорят медики, он с улыбкой сказал: «Это моя пятая война, и поверьте моему слову, скоро пойдут дожди, и наша родная жирная русская грязь затормозит наступление врагов. Потом ударят наши родные русские морозы, и немцы узнают, почём фунт лиха. А там подоспеет подкрепление с Урала и из Сибири — победа будет за нами!

Подвиг саратовских медиков, доброта и участие всех жителей нашей области навсегда остались в памяти бойцов, прошедших через эвакогоспитали и получивших в них исцеление. Книга «Территория милосердия» — ещё одно свидетельство того, как общая беда делает людей сильнее и чище, открывает в них героев и подвижников. Скупые строки архивных документов рассказывают о гораздо большем, чем многословные помпезные речи.







X