Александр Перепечко. СТРАТЕГИИ. Экономика репрессий. Часть пятая


Размер шрифта: А А А

Александр ПЕРЕПЕЧКОАлександр ПЕРЕПЕЧКООкончил аспирантуру Белорусского государственного университета и докторантуру Вашингтонского университета (Сиэтл, США). Кандидат географических наук по специальности «Экономическая и социальная география». Доктор философии по специальности «Экономическая, социальная и политическая география». Участник международных научно-аналитических программ в Беларуси, России, США и Франции. Эксперт по ГИС, статистическим моделям и Восточной Европе. Консультант по геополитике, геостратегии и элитам в проекте www.geostrategy.info.

Экономика репрессий. Часть первая

Экономика репрессий. Часть вторая

Экономика репрессий. Часть третья

Экономика репрессий. Часть четвертая

Проблемный диктатор

Что делать диктатору молодого государства, если в стране нет ценных природных ресурсов или они исчерпаны? Если производимые товары и услуги такого качества, что от них отказывается даже бывшая метрополия?

Можно некоторое время просто жить в долг. Но это дорога в никуда.

Можно поступиться частью суверенитета и сесть на подпитку бывшей метрополии.

Тогда как грибы после дождя начнут появляться негосударственные гуманитарные организации (НГО) этой державы. Оттуда прибывает новый посол, наделенный чрезвычайными полномочиями. Он как вестник беды, как черный шнурок, который некогда султан присылал впавшему в немилость визирю. Этот посол начинает вмешиваться во внутренние дела молодого государства. Давление на диктатора усиливается. Лакомые куски национального достояния начинают перетекать к компаниям и гражданам из бывшей метрополии. Затем бывшая метрополия получает военные базы.

После этих шагов наш диктатор уже вроде как и не диктатор: за ним остаются только символическая роль и церемониальные функции. Он попадает в окружение советников, работающих на благо бывшей метрополии. Без их рекомендаций и согласия он уже не может ступить и шага. Политическое долголетие правителя больше не является гарантированным, ибо в любой может он может быть отстранен, смещен или устранен хозяевами. Это уже не суверенное государство, а протекторат.

В новейшей истории трудно найти пример, когда колония получила независимость, а потом захотела вернуть себе колониальный статус. Существует огромная литература о Британском Содружестве, о Французском Сообществе и французских заморских департаментах, об СНГ, где этот вопрос детально обсуждается. Но это уже другая тема...

Можно попробовать развиваться своими силами и поискать нового «большого брата». Зачем?

А затем, что политическое долголетие проблемного диктатора зависит от экономического развития и политической стабильности. Как и перед его успешным собратом, перед проблемным диктатором стоят две специфические проблемы.

Во-первых, надо заручиться поддержкой элит. Для этого пожелания ныне здравствующей элиты и той элиты, которая сформируется в скором будущем, должны быть удовлетворены.

Ныне здравствующая элита оценивает цели национального развития, иногда называемого модернизацией, через призму новых возможностей для карьерного роста.

Для нового поколения образованных граждан — а именно они хотят стать новой элитой — экономическое развитие подразумевает прежде всего гарантию профессиональной занятости. Безработная интеллигенция и профессионалы, а с ними и стонущий от бюрократов и полиции малый и средний бизнес, являются основной угрозой диктаторским режимам в молодых государствах.

Конечно, молодых, образованных, энергичных, предприимчивых людей можно вытолкать за границу. Но вернуть их оттуда обратно будет трудно. Это будут уже другие люди. А реально предложить им что-то нечего. Их пропагандой не проймешь.

Тогда с кем развивать экономику страны? С коррумпированными до основания бюрократическим аппаратом и силовиками? С колхозным крестьянством и пролетариатом? С оперирующими «по понятиям» олигархами и криминализированными бизнесами?

Можно попробовать заинтересовать американские транснациональные корпорации (ТНК). Действительно, в 1970-х годах диктаторы ряда освободившихся от колониализма стран такие попытки предпринимали. Какая-то ТНК приходила в молодую республику со своими технологиями, организацией и стандартами и строила, например, завод по сборке автомобилей. Но через какое-то время сворачивала производство. Почему?

Американцы не могут вести бизнес по чужим правилам. Они не привыкли иметь дело с армией коррумпированных чиновников. Еще важнее то, что оказалось практически невозможным подготовить из местного населения — учи их, не учи! — высокопродуктивных дисциплинированных работников.

Деликатно выражаясь, филиалы американских ТНК с их крупномасштабными промышленными производствами оказались несовместимыми с легко ранимыми этноэкологическими нишами в Африке, Азии и Латинской Америке...

Можно попробовать искусственно имплантировать на отчужденных defacto участках своей государственной территории проекты с участием госкорпораций из КНР. В качестве примера часто используется проект «Великий камень» в Беларуси недалеко от Минска. Это своеобразный симбиоз особой экономической зоны и чайнатауна. Там будут жить и работать в основном граждане КНР.

Принципиально важно то, что экономический менеджмент там тоже будут осуществлять китайцы. В Беларуси нет менеджеров и опыта организации, чтобы производить конкурентоспособные на мировом рынке товары и услуги на предприятиях в этой экономической зоне. Тотально коррумпированные чиновники государственного аппарата этого делать не могут. Бывшие партийные, хозяйственные и комсомольские работники, силовики и криминальные авторитеты, переквалифицировавшиеся в бизнесменов — тем более.

Да и неизвестно, в интересах ли китайских госкорпораций делиться опытом, создавая таким образом новых конкурентов. Об этом лучше спросить у самих китайцев. А еще лучше — почитать в хорошем учебнике, каким они видят будущий мировой порядок и какое место в нем Китай отводит таким странам как Беларусь.

Во-вторых, диктатору придется повышать налоги (а также платежи, изъятия и т.п.) с населения. А они, как известно, не должно приближаться к порогу экономического выживания. А еще до этого порога существует другой порог — порог политического выживания, когда правителя и его правительство попросту свергают. Слишком высокие налоги, а тем более налоги с безработных и неработающих, приводят к бунту, бессмысленному и беспощадному.

Как сагитировать народ пожертвовать существующим уровнем потребления во имя развития и увеличения дохода в будущем?

В распоряжении проблемного диктатора, как и у его успешного собрата, есть уже хорошо знакомые читателю два инструмента — репрессии и пропаганда, сочетание которых особенно эффективно. Подробно рассмотрим эти методы на примере из работ Эдварда Люттвака, одного из основоположников американской стратегии (рис.1). Все цифры в этом примере — гипотетические.

Предположим, что диктатор захватил власть в стране с довольно отсталой, неконкурентоспособной экономикой, с валовым национальным продуктом (ВНП) на душу населения 2000 долларов. Из этой суммы 200 долларов уходит на налоги, а 1800 долларов — на потребление и накопление. Предположим также, что диктатор знает, что лишь 450 долларов необходимы для экономического выживания(см. рис. 1). Он также осведомлен, что граждане знакомы с ведением натурального хозяйства и что многие хотят покинуть страну, т.е. эмигрировать или уехать на заработки.

Перед правителем стоит задача удержать/изъять какую-то часть средств из 1350 долларов, идущих на потребление и накопление каждого гражданина (1800-450=1350), чтобы профинансировать экономическое развитие и при этом не быть свергнутым.

Если просто увеличить налоги, то вполне вероятно, что часть населения откажется их платить. Попытки взыскать неуплаченные налоги в административном порядке могут вызвать насилие и массовое бегство граждан в соседние страны.

Поэтому поначалу диктатору безопаснее потихоньку изъять часть средств из других статей государственного бюджета, например, из средств на образование и здравоохранение, и направить эти деньги на создание внутренних войск и пропагандистской машины.

Действуя таким способом, скажем, из 200 долларов, полученных с каждого налогоплательщика, на полицию и пропаганду диктатор потратит 35 долларов (рис. 1, точка А).

Рис. 1. Налогообложение, порог экономического выживания народа и порог политического выживания диктатора. Теоретическая модель. Все данные являются гипотетическими. (Адаптирована автором из работ Эдварда Люттвака)Дальше правитель будет поддерживать и усиливать аппарат репрессий и пропаганды. На рис. 1 показано, что потратив на эффективную систему полиции и пропаганды лишь 10 долларов в год в расчете на душу (с 35 долларов до 45 долларов), диктатор снизит порог политического выживания на 100 долларов.

После вычета суммы, потраченной на поддержание и усиление системы репрессий и пропаганды (10 долларов), в его распоряжении остается 190 долларов. Если потратить еще 10 долларов в год в расчете на душу населения, то вполне вероятно, что порог политического выживания снизится опять. Однако — и это очень важно! — чем больше средств диктатор будет тратить на репрессии, тем на меньшую величину будет снижаться порог выживания (рис. 1).

Чем больше диктатор тратит на полицию и пропаганду, тем очевиднее становится следующая закономерность. Первое увеличение налога на 100 долларов в год стоило 10 долларов и не несло почти никакого риска. А вот чтобы свести риск к минимуму при следующем увеличении налога на 100 долларов, пришлось потратить уже, скажем, 20 долларов.

Со временем будет достигнута точка, в которой дальнейшее увеличение расходов на репрессии и пропаганду уже вообще не дает возможности увеличивать налоги без риска (рис. 1, точка В). Диктатор тратит очередные 10 долларов в год, а увеличить налоги без риска уже невозможно!

Но еще задолго до того, как будет достигнута точка В, был момент, когда можно было потратить, скажем, дополнительно 10 долларов на подавление и убеждение и без риска увеличить налоги ровно на 10 долларов. Создатель модели Люттвак утверждает, что непосредственно перед этим моментом и находится уровень максимальной эффективности затрат на полицию и пропаганду(рис. 1, точка С).

На рисунке видно, что точка С находится на отрезке кривой линии до захвата власти диктатором. Очевидно, что если бы не было государственного переворота и диктатуры, то не было бы высоких налогов и колоссальных расходов на полицию и пропаганду.

Существуют методики и компьютерные программы для работы над сценарием, теоретическая модель которого схематично изображена на рис. 1 и описана при помощи логистической функции...

Приведенный сценарий известен как «формула Дювалье».

Франсуа Дювалье, известный также как Папа Док (Док — сокращенное от доктора; Дювалье был врачом), бессменно правил на Гаити с 1957 года до своей смерти в 1971 году. Во время пребывания у власти Папа Док не раз сталкивался со сложными и опасными проблемами. Но сумел не только остаться в живых, но и передать на смертном одре власть и наворованные и вывезенные за границу средства своему девятнадцатилетнему сыну Бэби Доку.

Оный впоследствии был свергнут военными и бежал в Париж. Во Франции отпрыск промотал огромное состояние и приполз на коленях на родину, посыпая голову пеплом и умоляя о прощении.

Теперь по порядку.

Гаити — небольшая, небогатая ресурсами страна. Папа Док обложил население высокими налогами, которые едва ли не полностью тратил на армию, полицейские формирования — Тонтон Макуты — и пропаганду религиозного культа Вуду.

Тонтон Макуты были сформированы преимущественно из сельских полувоенных полицейских подразделений. Однако за пару лет Тонтон Макуты превзошли армию по численности, подготовке и вооружению.

Главным проектом экономического развития диктатора было строительство новой столицы Дювальевиля, своего рода потемкинской деревни. Город так и не был достроен, а в построенные для народа квартиры и дома въехали прыткие чиновники и клерки.

Тонтон Макуты быстро набирали вес: они стали «народной» президентской гвардией, совмещавшей функции полиции, службы безопасности и эскадрона смерти. Диктатор платил им высокие зарплаты, а сами они занимались вымогательством в бизнес-секторе, вернее в том, что от него осталось. Например, Тонтон Макуты собирали дань со всех бизнесменов в виде ежемесячных «добровольных» пожертвований в так называемый «президентский фонд».

Пропагандистская машина Папы Дока стоила почти столько же, сколько стоили его Тонтон Макуты и, надо сказать, оправдывала себя. Это и торжественные парады, и хвалебные фильмы, и создание образа Папы Дока как выдающегося знатока Вуду (чуть не написал «советского строя»). Тонтон Макуты тоже напирали на Вуду и вбивали его, в прямом смысле этого слова, в головы граждан.

Но простым людям было не до Вуду. Быстро бедневшее население, вся энергия которого уходила на выживание, превращалось в аморфную, аполитичную массу. Тогда Тонтон Макуты принялись терроризировать немногочисленную элиту и офицеров армии, за которыми установили слежку.

Сами гвардейцы — вчерашние крестьяне — зависели от диктатора. Их новый статус и привилегированное положение полностью определялись пребыванием узурпатора у кормила власти. Пропагандистская машина обожествляла узурпатора, которого не на страх, а на совесть охраняли Тонтон Макуты. Гвардейцы отлично понимали, что если диктатор исчезнет, то они будут быстро ликвидированы народом и армией. Естественно, придворные пропагандисты также не питали иллюзий относительно своего будущего в случае, если диктатор канет в лету.

Геополитике принадлежит особое место в карьере проблемного диктатора Франсуа Дювалье.

Случилось так, что президент США Джон Кеннеди невзлюбил Папу Дока. Тогда мстительный диктатор соорудил куклу Вуду и публично протыкал ее иглой, обещая американскому президенту страшную смерть. Над диктатором смеялись... пока в 1963 году Кеннеди не застрелили в Далласе. Популярность Папы Дока среди отсталых, необразованных и деклассированных слоев гаитянского социума взлетела выше облаков.

В это же время (начало 1960-х годов) Куба попала под советское влияние и ее отношения с Соединенными Штатами испортились. Как известно, Куба расположена к западу от Гаити и страны разделяет лишь 77-и километровый Наветренный пролив. Оставаясь выдающимся экспертом Вуду, Папа Док записался в ярые антикоммунисты, заявил об «угрозе Гаити с запада» и объявил свою страну союзницей США.

Янки оценили стратегический маневр «сукина сына». Диктатор получил щедрую финансовую, экономическую и военную поддержку США. Американцы открыли свой рынок для гаитян. Одновременно новые хозяева закрыли глаза на ситуацию с правами человека на Гаити.

Папа Док распустил парламент и провел выборы в новый — карманный. Оппозиционные партии и организации были запрещены, политические противники брошены в тюрьмы или просто исчезли. Более 300 тысяч из 4,7 миллиона гаитян (около 6,5% населения) покинули страну. Это были более молодые, образованные, квалифицированные профессионалы. Эти люди были политически наиболее активной частью населения Гаити.

Франсуа Дювалье был проблемным диктатором, который, тем не менее, сумел обеспечить свое пожизненное пребывание у власти в небольшой небогатой стране в очень непростое время. Более того, он добился значительной финансовой, экономической и военной поддержки США для Гаити и при этом сохранил независимость страны.

Американских военных тогда интересовал прибрежный район Моль Сен-Никола на редко населенном крайнем северо-западе Гаити, ближе всего расположенный к Кубе. Но военную базу они там так и не построили. Это принципиально важный момент в правлении диктатора, поскольку сапог Дяди Сэма не единожды ступал на землю Гаити и до Франсуа Дювалье, и после него.

Диктаторский режим — дело семейное. Папа Док это правило подтвердил. Налоги, принудительные отчисления в «президентский фонд» и другие поборы с бизнеса, а также американская помощь были основными источниками обогащения семьи Дювалье. Личная гвардия Томтом Макутов была инструментом для наполнения мошны семьи диктатора. Дювалье ограбили свой народ и свое государство и перевел сотни миллионов долларов (это по тем то временам!) в банки Швейцарии.

Диктатор-неудачник

Немало диктаторов закончили жизнь в изгнании, тюрьме или были физически устранены. Эти диктаторы-лузеры вводили высокие налоги, делали ставку на инвестиции в экономическое развитие, но тратили недостаточно средств на внутренние войска и пропаганду.

Читатель вправе задать вопрос: «Разве успешное экономическое развитие может погубить правителя?»

С позиций логики повседневной жизни это кажется странным и даже абсурдным. Но следует всегда помнить о том, что логика стратегии парадоксальна. Пример свержения Куаме Нкрумаха, правившего небольшой небогатой африканской страной Гана в 1957-1966 годах, вошел в учебники по стратегии.

После получения независимости в 1957 году, Гана унаследовала значительные финансовые средства от бывшей метрополии Великобритании. Также в то время цены на мировом рынке на какао, основной продукт экспорта Ганы, были высокими.

Получивший пост премьер-министра еще в колониальной Гане, Нкрумах инициировал обширную программу экономического развития. Это была индустриализация социалистического типа, но с сохранением частного сектора. Она опиралась на унаследованные финансовые средства, доходы от экспорта какао, высокие налоги, иностранные кредиты и техническую помощь КНР, Чехословакии, ГДР и некоторых других стран.

Лозунг индустриализации гласил: «Мы идем не на Запад и не на Восток. Мы идем вперед!» Такой вот «третий путь».

В администрации Нкрумаха экзотически сочетались элементы социализма, национализма и пан-африканизма (чуть было не написал «пан-русизма»!). Все средства были направлены на создание массивной инфраструктуры, школ, университетов, больниц и крупных промышленных предприятий. Ставилась задача превратить Гану в экономически развитую страну и уменьшить зависимость от импорта.

Также большие средства выделялись на поддержку антиколониальной борьбы в Африке. Одна лишь Французская Гвинея получила около 10 миллионов английских фунтов стерлингов.

Проблемы начались в 1960 году. На мировом рынке упали цены на какао. Закончились финансовые средства, унаследованные от Великобритании. Значительная часть крупных предприятий, созданных по социалистическим лекалам, выпускала низкокачественную, не соответствующую западным стандартам продукцию.

Например, крупный комплекс по производству обуви, оборудование для которого поставила Чехословакия, выпускал продукцию настолько низкого качества, что даже полицейские Аккры, столица Ганы, которых попытались в приказном порядке эту обувь носить, наотрез отказались и пригрозили забастовкой.

В стране резко увеличилась безработица и подскочили цены на продукты питания. Экономический рост, достигавший 9-12% в год в конце 1950-х годов, снизился до 2-3% в год в начале 1960-х. Этого было недостаточно даже для поддержания быстрого — почти 3% в год — роста населения.

Сразу после обретения суверенитета политические и идеологические соображения в Гане взяли верх над базовыми принципами экономического планирования. И развитие уперлось в стену. Его цена оказалась настолько высокой, что с точки зрения рыночной экономики оно во многом потеряло смысл. В небольшой небогатой стране политический микроменеджмент экономикой (сегодня это называется «ручным управлением») подменил собой принципы научного экономического планирования.

Тогда же, в 1960 году, Великобритания потеряла последние рычаги административного и военного контроля над Ганой. Была принята конституция, и Нкрумах стал президентом. Незамедлительно начал набирать обороты культ личности президента, и вскоре было объявлено, что Нкрумах будет жить вечно.

Противники президента не очень-то поверили в его бессмертие, и в 1962 году один из них бросил в вождя гранату. Но Нкрумах выжил и использовал покушение как повод для арестов. Был принят акт о превентивном задержании без объяснения причин и содержании под арестом без следствия. Стали исчезать политические противники, вчерашние соратники, несогласные.

Запад был объявлен врагом. С помощью инструкторов из Китая и ГДР началась подготовка и засылка террористов (для кого-то они были «революционерами», «повстанцами» и «освободителями») в соседние с Ганой страны. В 1965 году Нкрумаха обвинили в попытке устранения президента Нигера.

В стране резко усилилась коррупция. На самого Нкрумаха пало подозрение в хищении и переводе в банки Швейцарии 5 миллионов долларов. Проблемы нарастали как снежный ком…

Двумя важными достижениями, сопутствовавшими индустриализации, которая несмотря на неудачи, ошибки и проблемы достигла определенных успехов, стали образованное население и новая элита. Они то и стали основными противниками диктаторского режима, который дал им это образование и новые возможности. А в таких ситуациях, как уже знает читатель, поддержание политической стабильности требует усиления репрессий и пропаганды.

Нкрумах начал лихорадочно создавать жесткую полицейскую систему. В его личную секретную службу вошло немало профессионалов из КНР и других государств. Также диктатор попытался заручиться поддержкой региональных кланов, духовенства и этнических меньшинств. Но было поздно. Диктатор слишком долго уповал на непотизм, и народ ненавидел и презирал диктатора со всей его родней.

В 1966 году Нкрумах был свергнут военными, к которым примкнула полиция и многие служащие его администрации. Остаток жизни он провел в изгнании в Гвинее…

Теперь у читателей есть необходимый материал, чтобы проанализировать и определить, какой именно диктатор правит их страной, и как он управляет экономикой для того, чтобы пожизненно оставаться у власти.

А когда природа явления или процесса проясняется, то становится легче определить свое отношение к происходящему, принимать решения и действовать.

И надо все время помнить, что анализ реалистами (Realpolitik) разных категорий диктаторов не несет моральной и идеологической нагрузки. Т.е., это не хорошо и не плохо, не положительно и не отрицательно.

Эти новости могут быть вам интересны







Читайте новое за сегодня ↓ или Оставить комментарий

Tutby   Хартия   Lenta   Белорусский Партизан


Посмотрите Курсы Валют на сегодня, Главные новости


тв программа на сегодня