Интересные факты из жизни неизвестного Скорины

Источник: Хартия97
Размер шрифта: А А А

6 августа исполняется 501 год со дня издания первой белорусской книги.

2017-й был годом юбилея Библии Франциска Скорины. Но, оказывается, о самом Скорине нам известно крайне мало, говорит доктор исторических наук Георгий Голенченко. Вокруг имени Скорины больше мифов, созданных популяризаторами, чем проверенных сведений.

Скорина и Античность

Петр Войт, историк чешского книгопечатания, высказал идею, с которой бы я поспорил. Что Скорина был идеологом Возрождения, Ренессанса в западноевропейском понимании. Но Возрождение — это культурная традиция, которая опирается на античные традиции, а они не просматриваются в деятельности Скорины. Во времена деятельности Скорина термин «Европа» не относился к землям Великого Княжества Литовского, тем более к его так называемым «русским» землям.

Мог ли быть католиком?

Имя Франциск — католическое, но полоцкое мещанство, из которого вышел Скорина, было преимущественно православным. Имена его родственников имеют православное звучание — Иван, Лука. Францисков нет. Хотя мещанство, особенно в крупных городах, было наиболее подвижным в смысле восприятия, толерантности. Они же торговали с Западом, с Севером, с Ригой. Родители могли и сразу дать ему такое имя, но все равно это требовало некоего импульса.

Скорина мог учиться в католической школе. В то время в Полоцке были частные католические школы, где учили немцев, приехавших из Ливонии. Поскольку они торговали с Полоцком, они хотели знать язык. Также в Полоцке был монастырь бернардинцев, он был основан в конце XV в. и проводил активную деятельность. Даже московский князь Иван IV жаловался, что из-за бернардинцев Полоцк стал рассадником католических тенденций.

Отношение к народному языку

Скорина был верующим, он считал, что Библия надиктована Господом Богом и надо найти самые древние рукописи. В то время в ВКЛ не было практики пользоваться народным языком в духовной сфере. В канцелярской — да, продвинулись, издали Статут.

Поэтому основной текст Скорина стремился сохранить. Уже предисловия — да, он пишет более живым языком, как и свои поправки на полях, объяснения к «посполитого люда рускаго языка». Здесь на него повлияли, наверное, и гуситская традиция, и толерантные традиции в самой Праге. Но текст Библии он стремился передать наиболее точно. Только если не находил терминов, которые вливались абсолютно автоматически в текст, он мог включить и слово белорусское. Языковед Аркадий Журавский был специалистом классным: он доказал, что основная словная структура Библии Скорины — церковнославянская.

Скорина и цензура

После того как Скорина начал печатать свои книги в ВКЛ, они изменились даже по языку. Уже меньше стало ощущаться, что используется живая речь. Потому что Скорина попал в более контролируемую среду. Вильна не была в то время частью Восточной Европы, куда относят и Украину, и Беларусь. Поэтому к деятельности Скорины, который печатал славянские книги, там относились как к сторонней, странной, ненужной. Главную роль здесь играл виленский епископ Ян, внебрачный сын короля Жигимонта I (Сигизмунда I). Он хоть и опекал Скорину, но использовал его в своих целях.

Он и сам издавал молитвенные книги на латыни, но печатал их исключительно в Кракове, а не в Вильне.

Был ли хорошим врачом?

Если бы это было так, не отпустил его бы просто так виленский епископ Ян в Кёнигсберг. Кроме того, давайте посмотрим на даты смерти его меценатов. Якуба Бабича к 1530 г. уже не было в живых, в этот же период умер Богдан Онков, около 1525 г. умер и Юрий Адверник, на жене которого впоследствии женился Скорина. И она умерла около 1529 года тоже. Или они были значительно старше, чем считается, или у них был плохой врач.

Почему Прага?

В Чехии библейские издания уже выходили в кругу, который ученые определяют как «мягкий гусизм». То есть Гуса уже давно нет, а его замаскированные последователи еще были. Издали Библию чешские мещане, довольно состоятельные, в Венеции, в 1506 году. Этой книгой пользовался и Скорина. Гусизм послужил основой для поздней Реформации.

Своей типографии в Праге у Скорины не было, он не мог ее основать, так как впервые столкнулся с этим делом, хотя им и увлекся. Были компаньоны из Вильны — Богдан Онков, Якуб Бабич. Они, возможно, финансировали. Богдан Онков был сыном радцы (члена рады) магистрата виленского. Он торговал с Чехией сукном. Знал, что там заработки хорошие, товар расходится, возможно, пойдет и книжка печатная. Скорина здорово потратился на свое издание — это не так-то просто, издавать каждый год по такой книге. Кроме того, нужно было оплачивать труд ремесленников.

Почему уехал из Праги? Думаю, расчеты на то, что книгопечатание будет давать прибыль, станет карьерой, не оправдались. Меценаты стали меньше его поддерживать.

Библию печатали евреи и немцы?

Ошибка Войта и остальных — считать гравюры и шрифты Скорины его собственной работой. На мой взгляд, это ошибочный подход, и вот почему. Большие инициалы деревянные, требовавшие ремесленного труда, сильно отличаются [в разных книгах], не имеют единства. И гравюры не имеют единства. Сам Скорина не мог этого сделать, это делали ремесленники, которых он нанимал. Некоторые гравюры имеют отношение к Дюреру, некоторые доски поступали непосредственно из Нюрнберга.

Непонятно, кто же работал в его типографии. Нанять помещение, оплатить его Скорина смог, после того как приехал с деньгами в Прагу. Есть версия такая, мол, в Праге в то время начинало развиваться иудейское книгопечатание, возможно, некоторые его представители, в отсутствие занятости, могли работать у Скорины.

А вторая версия, которой придерживается Войт, что это была типография Павла Северина, которая именно в 1517—1519 гг. ничего не выпускала. Но Скорина мог нанять только помещение у Северина, а нанять на работу мог кого угодно — и немцы могли работать.

Иной вопрос: кто финансировал его учебу? За свои деньги в Краков он еще мог выбраться: его брат Иван хорошо зарабатывал на торговле, отец был предприимчивый человек. Но откуда деньги, чтобы поехать в Падую? Богдан Онков не потянул бы, и его интереса в такой интеллектуальной деятельности не было. Значит, были более высокопоставленные спонсоры.

Сдавал ли на степень доктора экстерном?

Насчет Падуи до сих пор нет ясности: работал ли Падуанский университет в 1512 году. Неизвестно, учился ли Скорина там или нет. В то время шла полоса итальянских войн.

Экзамен он выдержал в 1512 году. Или же он заплатил, чтобы собрать коллегии, пройти несколько этих этапов и сдать «экстерном».

Медицине на академическом уровне Скорина учился в Кракове. Там в то время уже работали кафедры, но они еще не получили папского подтверждения, поэтому не могли дать такой статус. Мог изучать и в Копенгагене, но там сгорел архивный фонд университета и сохранились документы только начиная с 1611 года.

«Людям языка рускаго»

В пражских изданиях на полях есть комментарии Скорины, он отмечает, что книга предназначалась «посполитому люду языка рускаго». Если перевести на современный язык, то значит — всему народу, белорусам.

Он действительно патриот, если использует этот ему современный термин. Он сохранил свою этническое сознание, Всегда вспоминал Полоцк, хотя бывал там довольно редко — после того, как уехал из Праги, сведений нет, что он его посещал. Чувствуется, что он был привязан к своей Родине, вообще к своему «рускаму люду». Заметьте, что термин «русины» в отношении московитов тогда почти не использовался…

Столетием позже униатский митрополит Антоний Селява, которому надоели ренессансных претензии и критика католицизма, писал, что все это началось со Скорины, наиздававшего книг, которые покупали русские попы и русины. А после Скорины, мол, пошли еретики Будный, Тяпинский, пошли объединения, братства и т.д.

Были ли у Скорины усы?

Прежде чем разбираться с этой темой, вы найдите настоящие отпечатки той гравюры, а не то, что после ретуширования публиковалось в популярных изданиях. Далеко не во всех книжках гравюры настоящие. Копиист мог изготовить копию, чтобы продать как настоящую книгу. Среди тех 11 изданий, которые были выставлены в Национальной библиотеке, один экземпляр явно копия. Я посмотрел ее и сказал, что это нельзя считать оригиналом: там брызги сохранились от того, что пером подводили.

Скорина и Лютер

Специалисты, занимающиеся изучением деятельности Скорины, часто сбиваются в фантазии.

Гипотетическая версия существует, мол, Скорина встречался с Лютером, и тот настолько испугался, что сбежал в Виттенберг. Ничто не указывает на то, что это был Скорина. Ранние издания упоминают некоего еврея, который перекрестился и которого католические епископы направили в Германию на борьбу с еретиком Лютером.

Есть еще легенда, что типография в Вильне сгорела. Как же сгорела, если инициалы из его виленских изданий использовались в братской Свято-Духовской типографии до 1653 года?

Где искать новые сведения

Что установили исследователи за последнее время? Удалось уточнить дату смерти. Существует привилей короля чешского Симеону, сыну Скорины, который получил доставшееся от отца наследство. Поскольку документ датирован самым началом 1552 года, значит, умер Скорина, возможно, в 1551-м. Косвенное доказательство: приехали два кредиторы из Вильны в то время. Не стали бы они ждать с 1541-го (это год смерти Скорины, по другой версии).

Нашли упоминания о Симеоне Скорине в чешских документах. Там, в Праге, вся подшивка документов сохранилась — это надо год работать, чтобы все исследовать. Теперь возможно удастся найти более ранние документы и выйти на новые сведения о Скорине.

В Риме надо вести исследования. И если, возможно, он был секретарем короля Дании («Дакии»), то выезжал туда, это должно было фиксироваться.

В Кракове надо искать материалы. Недавно вышла книга «Литвины в Кракове». Там незадолго до 1512 года упоминается финансовый спор Скорины с местной мещанкой.

В Вильне, где Скорина работал, был штатной фигурой у епископа, погибли наиболее ранние епископские архивы. Что-то фрагментарное сохранилась. Например, закладывали костел — среди присутствовавших упоминается доктор Франциск, это явно Скорина.

Многое еще будет найдено, ведь фигура была действительно масштабная, ренессансная. Этот человек, Франциск Скорина, решился издать Святое писание — без санкции Церкви, но для нужд и Церкви, и «посполитого люда языка рускаго».

Георгий Голенченко (Род. 1937) — доктор исторических наук, историк-медиевист. Более 50 лет занимается изучением белорусского книгопечатания XVI—XVIII вв. и, в частности, наследия Франциска Скорины. Именно Галенченко развенчал миф о том, что Скорину якобы звали Георгием, а не Франциском.

Георгий Голенченко, nn.by

Эти новости могут быть вам интересны









Читайте новое за сегодня ↓ или Оставить комментарий

Tutby   Хартия   Lenta   Белорусский Партизан

Ссылка на источник: Интересные факты из жизни неизвестного Скорины


Посмотрите Курсы Валют на сегодня, Главные новости

тв программа на сегодня