Страсти вокруг Победы. Лукашенко возьмет под контроль мягкую силу Кремля

Источник: Naviny.by
Размер шрифта: А А А

Руководство Беларуси хотя и понимает, что нужно развивать национальное самосознание, но опасается реакции Москвы, а также укрепления внутренних оппонентов…

Итак, Александр Лукашенко летит к Владимиру Путину. В Сочи 14 мая пройдет саммит Евразийского экономического союза. И это событие наверняка повлияло на поведение белорусских властей по отношению к международной акции «Бессмертный полк», прошедшей 9 мая и в Беларуси.

Фото пресс-службы президента БеларусиАкцию с российскими корнями, инициированную пророссийскими же активистами, столичные власти сначала запретили, а потом, хоть и в усеченном формате, разрешили.

Делалось это явно через не хочу. Что прорвалось в выступлении Лукашенко, после того как он с тремя сыновьями возложил 9 мая венок к обелиску в Минске: мол, кто думал, что придется бороться с «приватизацией нашей Победы», которую добывали все народы СССР. Легко угадывался намек, что монополию на это идейное наследие пытается оформить Москва.

Почему напряг «Бессмертный полк»

Тем не менее, «Бессмертный полк» в разных (большей частью редуцированных) форматах разрешили не только в Минске, но и в других городах. В столице шествие под этим брендом собрало около полутора тысяч участников, в Бресте — вообще под девять тысяч.

Некоторые обозреватели восприняли это как впечатляющий парад пророссийской пятой колонны, указывая на идейный облик организаторов и символику — от георгиевских лент (которые после Крыма и событий на Донбассе стали восприниматься соседями России, мягко говоря, неоднозначно) до портретов Сталина.

Другие комментаторы, впрочем, призвали не паниковать. Мол, не стоит всю массу вышедших у нас на акцию воспринимать как живую силу имперского Кремля.

И все же для белорусских властей, привыкших контролировать все и вся на 120%, такая неподконтрольная активность с российским следом — явный вызов. Тем более что организаторы и поддерживавшие их СМИ проявили и некую дерзость, фрондировали, закамуфлированно давили на психику. Возможно, не обошлось и без закулисных апелляций к российскому посольству.

Да и сам Лукашенко легко мог смоделировать реакцию Москвы, тамошних зубастых патриотических СМИ в случае запрета у нас «Бессмертного полка»: ага, мы же говорили, что Батька идет путем тихой измены, спелся с доморощенными необандеровцами!

А тут на носу важный разговор (как всегда, чтобы не давили, не ставили препон, а наоборот, чего-нибудь подбросили в экономическом плане) с только что инаугурированным в очередной раз хозяином Кремля. Ладно уж, брат Шорец, давай-ка ты этим, с полосатыми ленточками, добро. И глава Мингорисполкома дал отмашку в последний момент.

Коллизия и для президента, и для оппозиции

Для Лукашенко пикантность ситуации в том, что в принципе ему близка именно та, советская трактовка Великой Отечественной, на основе которой Москва выстроила свой нынешний великодержавный концепт. Однако при этом сама великодержавность, приобретшая агрессивные формы, стала восприниматься белорусским руководителем как реальная угроза его власти над отдельно взятой страной.

В двусмысленной ситуации оказались и внутренние критики белорусского режима.

Некоторые оппозиционеры после Крыма даже свою неготовность выводить людей на уличные акции стали объяснять тем, что, мол, если мы затеем очень уж сильную бучу, того и жди зеленых человечков Путина. Хотя на самом деле, конечно, оппозиция сегодня в принципе не способна пошатнуть режим настолько, что Кремль сочтет нужным спасать братский белорусский народ от грозящего ему ига здешних «бандеровцев».

Показательно, что в соцсетях и на форумах многие откровенные противники Лукашенко, обсуждая в эти дни широко растиражированный прессой локальный конфликт, поддержали даму-идеолога из Слуцка, которая потребовала, чтобы пионерка на праздновании 9 Мая сняла георгиевскую ленточку. При том что вообще-то государственную идеологию и выстроенную президентом идеологическую вертикаль его оппоненты жестоко критикуют за дубовость, половинчатость и советский дух.

Но тут не до жиру. Грубо говоря, когда встает ребром вопрос: Лукашенко или аннексия, то адептам национальной идеи и демократии, противникам диктатуры и вечным оппонентам бессменного президента приходится де-факто выбирать его, Лукашенко.

Защититься от «русского мира» апелляцией к СССР?

Как же белорусский официальный лидер ответит на неожиданный вызов в обличье «Бессмертного полка»? Он ведь, по мнению независимых аналитиков, оказался между не двух даже, а как минимум трех огней: опасается экспансии «русского мира», опасается злить Кремль и опасается усиления белорусского национализма, оппозиции, гражданского общества.

Уже очевидно, что в последние годы центр тяжести торжеств, связанных с темой Второй мировой, белорусское руководство смещает с 9 мая на 3 июля — день освобождения Минска от немцев в 1944 году, превращенный в День независимости.

Именно тогда проводится парад, идут танки, а также демонстрируются достижения независимой Беларуси в разных областях жизни (иногда в комичных формах типа провоза сантехники на МАЗах, что вызвало волну троллинга в соцсетях в прошлом году).

При этом в нынешнем году белорусское руководство 3 июля может сделать «акцент скорее на общесоюзном смысле войны и победы в ней, чем на белорусском», предположил в комментарии для Naviny.by политический аналитик Юрий Дракохруст.

По его мнению, Лукашенко «об этом, кстати, и говорил на 9 мая, упрекая непонятно кого в приватизации Победы». И возможно, здесь кроется «такая парадоксальная идеологическая тактика защиты от «русского мира» при помощи СССР».

При этом не исключено, что власти попытаются немного ограничить влияние российских СМИ, прогнозирует собеседник. А также «извлекут урок из неудачи запрета шествия «Бессмертного полка». Даже если идеологический подтекст этой и подобных акций представляется небезопасным, их форма такова, что прямое противодействие еще опаснее».

Дело в том, что оно может вызвать недовольство «не только Москвы, но и значительной, если не большей, части белорусского общества», считает Дракохруст.

Не можешь запретить — возглавь

Тут вспоминается старая хитрая стратегия: не можешь что-то запретить, побороть — возглавь.

Понятно, что самое естественное для Лукашенко и вертикали — взять вызывающие дискомфорт процессы под свой контроль.


«Приватизация Победы». В чей огород бросил камешек Лукашенко«Власть попытается восстановить свою монополию на все, что связано с мифологией, патетикой Второй мировой войны», — спрогнозировал в комментарии для Naviny.by руководитель аналитического проекта Belarus Security BlogАндрей Поротников.

Он подчеркнул, что и в нынешнем году лишь в Минске «Бессмертный полк» был организован не белорусскими властями, а пророссийскими активистами, в других же городах эту акцию провели в рамках более широкого мероприятия «Беларусь помнит» под патронажем БРСМ.

Аналитик прогнозирует, что если в будущем году пророссийские силы попытаются повторить сценарий в столице, то получат отказ на заявку с объяснением, что подобное мероприятие уже заявлено представителями БРСМ или «Белой Руси».

Добавим, что на такую стратегию намекает и заявление Лукашенко, прозвучавшее 9 мая, когда он комментировал коллизию вокруг «Бессмертного полка». Там были два тезиса. Во-первых, что белорусы придумали подобное раньше. И во-вторых, что «если народ просит снова пройти с портретами, флагами и так далее, в будущем году мы это организуем».

Кроме того, как полагает Поротников, в сегменте российской мягкой силы будет активизирована деятельность белорусских спецслужб, у которых есть соответствующий инструментарий.

«Если Москве нужна пророссийская колонна в Беларуси, то белорусские спецслужбы с радостью такую колонну создадут и предоставят Москве на финансирование, в то же время держа весь процесс под контролем. Что, в принципе, уже, мне кажется, и происходит», — заявил собеседник.

«Что же касается реальных идейных русофилов, то имеется опыт работы с такими людьми в индивидуальном порядке. Когда, например, кому-то дают понять, что так активно и деятельно любить Россию лучше на территории самой России», — отметил Поротников.

Коридор для маневра у Лукашенко узок

Еще один прогноз Поротникова заключается в том, что «постепенно будет расширяться поле для деятельности национальных неполитизированных — или, по крайней мере, не антилукашенковских — инициатив».

Отметим, что такой эксперимент уже был проведен 25 марта, когда в центре Минска, перед Большим театром, прошел разрешенный горисполкомом и организованный общественными активистами масштабный праздник независимости под историческими бело-красно-белыми флагами.


Лукашенко между Сталиным и БНР. Власти пытаются сидеть на двух стульяхПравда, к самой дате, связанной с созданием Белорусской Народной Республики в 1918 году, а тем более к ее апологетам — белорусским националистам, составляющим ядро оппозиции, у Лукашенко отношение кислое. Белорусское руководство хотя и понимает, что нужно развивать национальное самосознание, но боится выпустить джинна из бутылки — дать чересчур много простору внутренним оппонентам, независимым СМИ, видя в них угрозу режиму (вон на армянскую катавасию посмотрите).

Если добавить к этому колоссальную зависимость от Москвы, то очевидно, что у белорусского руководителя, озабоченного идеологическим наступлением «русского мира», коридор для маневра очень узок.

Автор: Александр КЛАСКОВСКИЙ

Эти новости могут быть вам интересны









Читайте новое за сегодня ↓ или Оставить комментарий

Tutby   Хартия   Lenta   Белорусский Партизан

Ссылка на источник: Страсти вокруг Победы. Лукашенко возьмет под контроль мягкую силу Кремля


Посмотрите Курсы Валют на сегодня, Главные новости

тв программа на сегодня