«Приватизация Победы». В чей огород бросил камешек Лукашенко?

Источник: Naviny.by
Размер шрифта: А А А

Белорусское руководство хочет эксплуатировать ту же идеологическую залежь отдельно от Москвы, в интересах укрепления собственного режима, а не «русского мира»…

Фото пресс-службы президента БеларусиСлово «приватизация» снова прозвучало из уст Александра Лукашенко в неодобрительном смысле. Но если раньше он выступал против этого процесса в экономике, то сегодня возмутился «приватизацией нашей Победы».

Этот пассаж стал самым загадочным (а точнее — специально закамуфлированным) моментом короткого и в целом очень традиционного, насыщенного штампами выступления белорусского президента на площади Победы в Минске 9 мая:

— Мы, белорусы, всегда боролись за недопущение искажения истории, особенно истории Великой Отечественной войны. Мы боролись против подобного рода шарлатанов и не думали, что придется бороться и с другой бедой — приватизацией нашей Победы.

Прозрачный намек на Москву

Но кто же приватизирует Победу в Великой Отечественной? Вряд ли Трамп или Макрон. На Западе вообще принято говорить о Второй мировой, там свой отсчет, от 1939-го.

Советским идеологам такой отсчет был невыгоден, так как сразу вырисовывались не очень красивые вещи типа секретного протокола к пакту Риббентропа — Молотова, совместного с Гитлером удара по Польше, советско-немецкого парада в Бресте.

Скорее, напротив: это советская трактовка войны против нацизма (трактовка, от которой в Москве и Минске недалеко ушли) приуменьшала роль западных союзников (мол, и без них справились бы), то есть был момент приватизации победы в той войне в пользу СССР.

Далее, вряд ли претензии Лукашенко адресованы внутренним политическим противникам. Националисты вообще иначе смотрят на коллизию тех лет, подчеркивая, что белорусская земля тогда оказалась ареной противоборства двух тоталитарных режимов. У оппозиции нет ни малейшего желания приватизировать официальный идеологический концепт — замшелый, однобокий, не учитывающий трагедию народа во всех аспектах, отсекающий важные моменты национальной истории.

Едем дальше. Украина декоммунизировалась, сама в трактовке восточных соседей стала фигурировать как страна с едва ли не фашистским режимом. Страны Балтии вообще радикально порвали с наследием СССР, вступили в НАТО. По разным внутри- и внешнеполитическим причинам отошли от помпезного отмечания 9 Мая Грузия, Азербайджан, некоторые центральноазиатские режимы.

Да, в Молдове усердствует в просоветском духе президент Додон, но там его прижимают сторонники евроинтеграции и вообще это слишком маленькая страна, чтобы замахиваться на приватизацию Победы. Ну, и так далее по периметру бывшего СССР.

Остается Россия. Камешек явно в огород Москвы.

Причем Лукашенко свой намек достаточно расшифровал: «Вместе весь советский народ внес достойный вклад в победу над нацизмом. И делить эту Победу сегодня не к месту».

Георгиевская ленточка стала двусмысленной

«В 90-е годы Лукашенко претендовал на то, что в Беларуси память о Великой Отечественной чтут больше, чем в России. Теперь Москва перехватила первенство и строит свою политику на идеологии Великой Победы», — отметил в комментарии для Naviny.by Валерий Карбалевич, кандидат исторических наук, эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск).

Поэтому, говорит аналитик, Лукашенко может испытывать момент политической обиды, идеологической ревности.

Действительно, тема Великой Отечественной благодатна для режимов и в Москве, и в Минске. Когда больших сегодняшних достижений нет (у нас даже по тысяче рублей средней зарплаты не удается дать народу, сетующему, что победители живут хуже побежденных), то очень кстати поспекулировать на боевой славе предков. Да еще и упрекнуть кое-кого на Западе: вы вот нас пытаетесь демократии учить, а помните, что здесь творили в войну?

Но со временем, особенно после того как Россия встала с колен и захватила Крым, вырисовался не очень приятный для белорусского руководства момент.

Москва стала использовать тему Победы для пропаганды шовинизма, имперской политики, обоснования претензий на доминирование в ближнем зарубежье. Более того, георгиевские ленточки стали ассоциироваться с самопровозглашенными ДНР и ЛНР, то есть в глазах многих — с сепаратизмом и агрессией против Украины.

Белорусское руководство стало примерять на себя крымско-донбасский сценарий, озаботилось пропагандистской экспансией «русского мира». Даже отдали под суд пророссийских авторов агентства «Регнум».

Вертикаль стала тихо заменять георгиевскую ленточку несколько аляповатой, зато своей, в красно-зеленых тонах государственного флага, бутоньеркой. Стали потихоньку урезать российский контент на ТВ (в раскритикованном независимой прессой новом законе о СМИ есть и вполне прогрессивная в этом плане норма для телеканалов — не менее 30% национального контента).

Советский дух и в Москве, и в Минске

Вообще в Беларуси (при том что в России зашкаливающий безвкусный пафос, неуместный карнавал по случаю этой даты получил от критиков ярлык «победобесия») накал празднования 9 Мая заметно снижается. Акцент все больше переносится на 3 июля — день освобождения Минска от немцев в 1944 году, получивший от Лукашенко статус Дня независимости.

Но в принципе для идеологического антуража и 9 мая, и 3 июля используется все тот же старый концепт советского образца.

Этим нафталином, в частности, разило от вчерашнего выступления министра обороны Андрея Равкова на торжественном собрании в столичном Дворце Республики. Генерал славил предвоенную политику СССР и личный вклад верховного главнокомандующего (то есть Сталина) в разгром гитлеровской Германии. Такое впечатление, что речь писали замполиты советского разлива по желтым конспектам прошлого тысячелетия.

«Давно не слышал такого выступления с тезисом о победе советского общественного строя в той войне», — отметил Карбалевич.

Белорусские официальные лица якобы воюют против искажения правды о Великой Отечественной. Но министр не упомянул, например, о сталинских репрессиях, выкосивших перед войной лучших военачальников и командиров Красной армии. О многом не упомянул, без чего рассказ о той войне выглядит прилизанным, ретушированным, фальшивым.

Так что, пытаясь дистанцироваться от Москвы в эксплуатации темы Победы, белорусский политический режим по сути недалеко уходит от советской традиции умалчивания о пороках и преступлениях коммунистического строя. Из той же оперы и ускальзывание большого начальства от правды о Куропатах: мол, неважно, кто там расстреливал невинных людей — гитлеровцы или НКВД.

В чем суть интриги вокруг «Бессмертного полка»?

В плане же конкуренции Минска с Москвой за тему Великой Отечественной войны показательна развернувшаяся в последние дни интрига вокруг акции «Бессмертный полк». У нее российское происхождение и соответствующий антураж. Сегодня в Минске на этом шествии можно было увидеть не только обилие полосатых оранжево-черных ленточек, но и портреты Сталина, и даже майки с символикой сепаратистов Донбасса.


«Достали архивы, вспомнили дедов». Как прошла в Минске акция «Бессмертный полк»Так вот, мероприятие сначала вроде как запретили, в последний момент вроде как разрешили (этого добилась организация «Русь молодая»), но в усеченном формате, чтобы потом участники влились в акцию «Беларусь помнит». А Лукашенко постфактум заявил, что никто у нас «Бессмертный полк» не запрещает, поскольку «это великое, это святое».

Действительно, запретить означало бы не только дать повод вцепиться московским шовинистическим СМИ, вызвать раздражение Кремля, но и, как отмечает Карбалевич, «породить непонимание у той части электората Лукашенко, которая смотрит на мир глазами российских телеканалов».

Отметим, что акция «Бессмертный полк», прошедшая в ряде городов Беларуси, оказалась достаточно многочисленной: в Минске — от одной до двух тысяч человек, в Бресте — и вовсе под девять тысяч. Понятно, не стоит всех участников считать пророссийски настроенными, многие из них даже не подозревают о связанной с этим действом борьбе смыслов и политик.

Тем не менее, сама акция и ее масштаб выглядит, пожалуй, неким вызовом для Лукашенко. Показательно, что он сегодня подчеркнул: в Беларуси раньше существовала практика организовывать в День Победы шествие, а уж «потом по всему миру этот так называемый «Бессмертный полк» прошел».

«Это было давно у нас», — еще раз сделал акцент Лукашенко и добавил: «Но если народ просит снова пройти с портретами, флагами и так далее, в будущем году мы это организуем».

Ключевые слова здесь: мы организуем. Белорусское руководство явно не хочет, чтобы под носом бесконтрольно работала российская мягкая сила.

«Долгое время риторика на тему Великой Отечественной войны была важным элементом идеологии официального Минска, основополагающей идеи белорусской стабильности. Другими словами, «Победа» была «собственностью» Лукашенко», — отметил в комментарии для Naviny.by руководитель Центра политического анализа и прогноза (Варшава) Павел Усов.

Но с 2014 года, считает аналитик, «произошла реприватизация этой идеи Москвой».

«Сегодня «Победа» — лейтмотив «русского мира». Празднование ее в том ключе, который навязывает Россия, означает включение в «русскомирное» агрессивное пространство. Естественно, Лукашенко такой поворот не устраивает, тем более что у официального Минска нет никакой альтернативной идеи, которая бы могла заместить тематику Великой Отечественной войны», — считает Усов.

Итак, Минск против приватизации Победы Москвой. Белорусское руководство хочет эксплуатировать ту же тематику, тот же пафос, ту же идеологическую залежь автономно, в интересах укрепления собственного режима. Но не более того.

Автор: Александр КЛАСКОВСКИЙ

Это может быть вам интересно







Читайте новое за сегодня ↓ или Оставить комментарий

Tutby   Хартия   Lenta   Белорусский Партизан

Ссылка на источник: «Приватизация Победы». В чей огород бросил камешек Лукашенко?


Посмотрите Курсы Валют на сегодня, Главные новости

тв программа на сегодня