«Шахтеры — люди сплоченные». Солигорск прощается с погибшими в шахте горняками

Источник: tut.by
Размер шрифта: А А А

Сегодня в ритуальном зале возле Солигорского института проблем ресурсосбережения родные, коллеги и горожане прощаются с Максимом Ивановым и Дмитрием Вальковым — горняками, которые погибли под завалами в руднике третьего рудоуправления «Беларуськалия».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Прощание назначено на 14.00, но зал закрыт. У здания собираются люди. В руках у них гвоздики, розы и тюльпаны.

Михаил и Дмитрий тоже работают в шахте, но на другом участке. Вечером Михаилу на работу, Дмитрий только со смены.

— Максима хорошо знал, — рассказывает Михаил. — Отличный парень. Лет 16 он на предприятии работал. Веселый, ответственный, общительный.

После случившегося, говорят коллеги, шахтеры стараются вести себя спокойно.

— И раньше несчастные случаи были… — дополняет слова товарища Дмитрий. — Люди попадают в ситуации, а в технике безопасности написано, что все было правильно. Посмотрим, чем это закончится (расследование ЧП. — Прим. TUT.BY).

— Разве такое можно предугадать? — задаётся вопросом Михаил. — От этого никто не застрахован.

Среди тех, кто пришел проститься, молодежь и пенсионеры. Много мужчин, многие из них шахтеры.

Рядом стоят Сергей и его брат Алексей. Максима Иванова они знают с детства. Рассказывают, до последнего не верили, что беда произошла именно с ним.

— Там сразу была указана другая дата рождения, — говорит Сергей об информации, которая утром после трагедии появилась в СМИ. — Была надежда, что не он. Потом, пока официально не объявили, я продолжал надеяться. Пусть маленькая надежда, но была. Весь день следил за новостями. Ждал до последнего. Только к часу ночи в интернете написали: погибли.

У Максима, говорит Сергей, осталось две дочки-школьницы. У Дмитрия, отец которого тоже шахтер, — сын.

Шахтер, который уже много лет на пенсии, высказывает обиду на всех журналистов.

— Выброс был такой силы, что не могли они выжить, — объясняет он. — Не нужно было писать, что они спрятались, что чудом выжили. Не нужно.

Он опускает глаза на гвоздики, что держит в руках.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Ольга чуть сдерживает слезы. Она тоже работает на «Беларуськалии». У нее в руках желтые тюльпаны. О том, что на предприятии случилась беда, девушка узнала в тот же вечер — 9 марта.

— Шахтеры — люди сплоченные, информация между нами быстро распространяется, — говорит она. — Тот горизонт взрывоопасный. У тех, кто работает там, как и у других горняков, страх всегда присутствует. И никогда не верьте, что его нет. Каждый раз спускаясь в шахту, они преодолевают страх. Страх, тяжелая работа — за это они и получают такие деньги.

Страх, повторяет она, есть всегда.

— Просто каждый думает, что ничего не произойдет или произойдет, но не с ним, — рассуждает девушка. — Сейчас вводят новые технологии, новые защитные средства, но все равно, это опасная профессия. Когда ты под землей, когда вокруг сыплется — это не для слабонервных.

— А седеют они как рано, — добавляет женщина, которая стоит рядом.

Ее муж и трое сыновей тоже работают в шахте. Погибших она не знала, но не смогла в такой момент находиться дома.

— Сын в лаве работает, я каждый раз переживаю, — не скрывает эмоций женщина. — Что сыновья говорят? Стараюсь не поднимать эту тему. Они позвонили, помолчали. Потом: «Мама, успокойся» — и все.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BYПогибших привезли ближе к 15.00. Несмотря на холод, никто из тех, кто пришел час назад, не ушел. Медленной змейкой люди проходят в небольшой ритуальный зал. Гробы закрыты, рядом с ними — близкие. О погибших говорят много хорошего. Журналистов просят не снимать. Люди подходят, оставляют цветы и выходят. Некоторые мужчины закуривают. Теперь общаться не хочет почти никто.

Интервью с одним из шахтеров мы записали минут за 15 до этого. Имя он просил не называть. Рассказывает, что работал на третьем руднике и знал Дмитрия. В тот день, 9 марта, молодой человек тоже работал.

— В 17.30 где-то опускались в шахту, сменный смены, которая была перед нами, останавливает, говорит: выброс соли и газа, — собеседник рассказывает, как узнал о трагедии. — Мы спросили, кто наверх не выехал, он ответил: Иванов и Вальков. Нас вывезли наверх. У нас другое направление, часа через полтора-два мы получили разрешение на спуск.

Спускаться в тот день, по его словам, было «неприятно».

— Ты ведь не знаешь, что тебя ждет, — делится он переживаниями. — Тем более такая ситуация, когда признаков ЧП нет. Как ты узнаешь, что беда может произойти?

— А что шахтеры говорят о случившемся?

— Ничего не говорят. Как работать дальше, если признаков нет? Ну ведь нельзя же не работать. А страх — я к нему уже привык, ничего такого не чувствуется. Это судьба.

Проститься с горняками можно будет до 12.00 вторника. Отпевание состоится 13 марта в 12.00 в Чижевичской церкви. После этого Максима Иванова и Дмитрия Валькова похоронят.

Эти новости могут быть вам интересны









Читайте новое за сегодня ↓ или Оставить комментарий

Tutby   Хартия   Lenta   Белорусский Партизан

Ссылка на источник: «Шахтеры — люди сплоченные». Солигорск прощается с погибшими в шахте горняками


Посмотрите Курсы Валют на сегодня, Главные новости

тв программа на сегодня