Дело гомельских таможенников. «Мы с тобой можем сделать всё, что захотим»

Источник: Naviny.by
Размер шрифта: А А А

Гомельские таможенники рассказывают, как под давлением чекистов писали на себя и коллег явки с повинной.

Суд Центрального района Гомеля продолжает рассмотрение громкого уголовного дела в отношении бывших сотрудников Гомельской таможни. Обвиняемых — 18 человек. Это два отдела таможни почти в полном составе — оперативно-поисковой и по борьбе с контрабандой, а также несколько предпринимателей, которых обвиняют в даче взяток, и работница придорожного кафе, передававшая деньги.

Следствие считает, что таможенники брали взятки за пропуск через белорусско-российскую границу грузов без документов.


Дело гомельских таможенников. Судят за взятки на границе, которой нетПризнавшие вину находятся под подпиской о невыезде и на заседания суда приходят из дома. Остальные уже почти два года сидят в СИЗО. После задержания многие таможенники написали явки с повинной, но на суде отказались от них, заявив, что давали признательные показания под давлением сотрудников КГБ, которые применяли физическое и психологическое воздействие.

На последних заседаниях были заслушаны бывшие таможенники Сергей Баслык и Юрий Якушин, которые подробно рассказали, как сотрудники Комитета госбезопасности выбивали из них показания.

«За взятку оформил подписку на «Таможенный вестник»

Сергей Баслык также написал явку с повинной и на предварительном следствии давал показания, что на Гомельской таможне действительно брали взятки — и он сам, и его коллеги, и руководство.

Сергей Баслык. Фото из соцсетиВ суде 10 января зачитали протоколы некоторых очных ставок обвиняемого и его бывших коллег, а сейчас товарищей по несчастью.

К примеру, Баслык показывал, что в 2011 или 2012 году он с коллегами, а также начальником отдела Александром Исаченко был в рейде в Ветковском районе. И там они получили взятку — 2 тысячи российских рублей — от «лиц азербайджанской национальности», которые везли «плодоовощную продукцию».

По показаниям Баслыка, на эти деньги начальник отдела оформил подписку на журнал «Таможенный вестник». Но на другой очной ставке обвиняемый, согласно материалам дела, утверждал, что эти 2 тысячи российских рублей они разделили на четверых. Есть и третий вариант — за эти деньги таможенники пообедали в кафе.

На суде Сергей Баслык отказался от всех своих показаний на предварительном следствии и пояснил, что оговорил себя и коллег под физическим и психологическим давлением сотрудников КГБ.

«За написание явок мне было обещано изменение меры пресечения, я был вынужден давать такие показания, сожалею и прошу прощения у коллег», — заявил на суде Баслык. Он отметил, что «проявил малодушие».


Дело гомельских таможенников. «Вывозили в лес и требовали общак»Обвиняемый рассказал, что когда его везли в УКГБ, то остановились возле леса, и задержавшие его сотрудники требовали под угрозами показать, где «спрятан общак».

В здании УКГБ по Гомельской области, по словам Баслыка, к нему применялось насилие — ему надели капюшон на голову и нанесли удар по голове, а также направляли на него пистолет и имитировали выстрел.

«Мне заламывали руки, а мои слова, что я буду жаловаться, вызывали у них смех», — сказал обвиняемый.

«Мне говорили, что если я не дам явку, то мне создадут такие условия, что жена с детьми сама уйдет от меня, сделают невыносимой жизнь моей семьи. А меня посадят в камеру к лицам с нетрадиционной ориентацией <...> Попав в безвыходное положение, я написал явку с повинной», — сказал на суде Баслык.

Он подчеркнул, что писал жалобы в прокуратуру на действия сотрудников КГБ, но все его заявления перенаправлялись для реагирования в… Комитет госбезопасности.

«Ганс-Христиан Андерсен отдыхает!»

Юрий Якушин — единственный из обвиняемых бывших таможенников, кто не писал явку с повинной, хоть, по его словам, у него это не то что просили — выбивали силой.

Юрий Якушин. Фото из соцсетиВ своем выступлении в суде Якушин заявил, что никогда не брал взяток и привел контраргументы по каждому из шести эпизодов, которые ему инкриминируются.

К примеру, обвинение утверждает, что Якушин за взятку пропускал в нарушение законодательства микроавтобус с салом, которое везла гражданка Украины. Якушин же заявил, что такие взятки не имеют смысла — потому что физическому лицу для перемещения сала не требуются сертификаты, это касается только ИП и юридических лиц.

По данным обвинения, взятки Якушину передавал на тот момент уже бывший сотрудник таможни Дмитрий Погарцев, причем делал это в здании таможни.

«Мне непонятно, каким образом бывший сотрудник таможни Погарцев в обход дежурной службы Гомельской таможни попадал в служебные кабинеты. Видимо, Погарцев овладел способностью телепортации и таким образом перемещался из одного места в другое мгновенно и незаметно. О какой конспирации в обвинении идет речь, когда бывший сотрудник Гомельской таможни ходит по кабинетам административного здания таможни, являющего режимным объектом, и раздает сотрудникам деньги? Ганс-Христиан Андерсен отдыхает!» — отметил Якушин.


Из КВН — в КГБ. Как таможенник помогал чекистам, а оказался в СИЗОВ основе обвинения по еще одному эпизоду — слова бывшего коллеги Васюченко, который утверждает, что и сам брал взятки, и с Якушиным делился.

«Я никогда не организовывал проезд с территории РФ на территорию РБ какого-то неустановленного транспортного средства марки «Газель», о котором фантазер Васюченко, который придумал эту чушь в своих показаниях, не может сказать ни слова. Как и кем установлено, что это неустановленное транспортное средство перемещало неустановленный груз без соответствующей документации?» — задался вопросами обвиняемый.

Якушин также заявил, что формирование и выезд мобильных групп строго оформлялось, составлялся план-задание, и мобильная группа в составе Раковец-Негодин-Якушин, как говорится в обвинении, не существовала.

«Всё это — выдуманная ложь, ничем не подтвержденная», — подчеркнул бывший таможенник. Он считает, что предъявленные ему обвинения — «чушь, это в каком пьяном угаре нужно было такое написать?»

Судья Григорий Дмитриенко сделал за это Якушину замечание и попросил его корректнее выражаться. «Якушин, будьте тактичны, вы же образованный человек! Постарайтесь, пожалуйста, я вас прошу», — попросил судья.

«Ты никто и звать тебя никак»

Юрия Якушина задержали дома 3 февраля 2016 года. Вот что об этом сам бывший таможенник рассказал в суде.

«В семь утра в дверь звонили и стучали без перерыва, потом ворвались два человека, первый сунул удостоверение сотрудника КГБ из Минска, меня увезли в здание УКГБ по Гомельской области, там меня завели на второй этаж. Сказали писать явку с повинной. Вошел сотрудник КГБ, представился начальником по борьбе с коррупцией, сказал мне: «Давай, пиши явку с повинной о том, как вы брали взятки на Селище, и всё об этом расскажи».

Я отказался, сказал, что никаких взяток не брал. Он стал кричать и угрожать, что посадит меня на семь лет, что буду долго сидеть в СИЗО и не увижу родных, что на очных ставках мы будем наперегонки соревноваться — кто на кого больше скажет! Когда я спросил о доказательствах, он сказал, что я увижу их на суде, и спросил: «Ты что, ничего не боишься?»

После этого в кабинет вошел другой сотрудник, предложил мне написать явку, но более вежливо предложил. В девять часов в кабинет вбежал с разъяренным видом сотрудник КГБ, который задерживал меня. Сотрудник номер один, я так их буду называть, с криком приказал мне встать, завести руки за спину, наручниками зажал их максимально, заломил руки и в позе ласточки потащил на третий этаж — в кабинет, где не было мебели, только стул. Это такой кабинет, чтобы выбивать показания», — рассказал Юрий Якушин, и при этом назвал сотрудника КГБ «садистом».

«Попрошу вас тактично выражаться, русский язык богатый. Постарайтесь как-то… Вы же понимаете — тут много людей присутствует! Вы ярлыки вешаете — так не надо делать», — посоветовал обвиняемому судья.

«А что — не садисты? Два года уже людей мучают», — зашептались в зале.

Якушин продолжил давать показания:

«Мне сказали, что если не напишу явку — сломают нос. «Будешь кровью захлёбываться, а нам за это ничего не будет. Скажем, что оказал сопротивление при задержании», — так мне угрожали.

Сотрудник номер один всячески меня унижал, угрожал, шантажировал, вынуждая писать явку и оговорить коллег. Он периодически неожиданно бил меня ногой в грудь, от удара я заваливался набок. Меня поднимали, сотрудник номер два бил в живот, и это чередовалось с резкими ударами ладонью по затылку. Они кричали: «Ну, давай, признавайся!».

Чтобы причинить еще большие физические страдания, ближе к коленному суставу сотрудник подложил мне круглую пластиковую гимнастическую палку, таким образом пережав мне вены на ногах. Пытки были до 12 часов без перерыва, заходили разные сотрудники, ухмылялись, наблюдали, как надо мной издеваются, и говорили: «Ну как, Юрий Владимирович, как вы себя чувствуете? Может, признаетесь?» Угрожали, что всех повезут в СИЗО КГБ, а меня на Володарку к уголовникам. Один из сотрудников бил меня по макушке ключом от наручников.

Потом зашел сотрудник и сказал: «У меня к тебе две новости — одна плохая, вторая еще хуже. Ты поедешь в СИЗО КГБ, но поедешь на полу, так как для тебя нет места, там будут сидеть сотрудники и будут лежать их вещи».

В 17 часов вошли опять пять или шесть человек, окружили меня, надели наручники и стали давить. Один сказал, что у меня нет выбора: «Тебе надо признать вину, погасить ущерб, и тогда президент тебя помилует. Ты никто и звать тебя никак. Мы с тобой можем сделать всё, что захотим». Они давили мне на плечи, потом повалили на пол.

Потом повезли в Минск. Приковали наручниками, привязали вторую руку жгутом, я не мог пошевелиться, у меня больная спина и сердце. Но когда я увидел звериное выражение на лице сотрудника, я понял, что жаловаться бесполезно».

В минском СИЗО, по его словам, в камере были невыносимые условия — не было туалета, лишь пластиковое ведро, спали на деревянном щите, освещение все время было тусклое, охрана вела себя издевательски.

Также Юрий Якушин рассказал, что к нему приходил «подставной адвокат» — женщина, которая говорила, что «им нужны ваши начальники, лучше признавайтесь, в нашей стране адвокат вам не поможет, он только для связи с родственниками».

По словам обвиняемого, к нему не пускали защитника, не давали свидания с близкими, хотя у него жена имеет инвалидность, престарелая больная мать, дедушка-ветеран, который нуждается в помощи...

«Когда я пытался обжаловать действия сотрудников КГБ, мне они угрожали, что заведут дело за клевету и оговор», — добавил Якушин.

Родственники бывших таможенников написали тем временем уже шестое обращение к Лукашенко, где опять просят об объективном разбирательстве данного дела и указывают на многочисленные нарушения во время следствия и суда, давление со стороны КГБ.

Судебные слушания продолжаются.

Автор: Алена ГЕРМАНОВИЧ

Читайте новое за сегодня ↓ или Оставить комментарий

     



Закрыть окно

А Ваше какое мнение? Оставьте комментарий о новости без регистрации:


Ссылка на источник: Дело гомельских таможенников. «Мы с тобой можем сделать всё, что захотим»


Посмотрите Курсы Валют на сегодня, Главные новости

тв программа на сегодня

задать вопрос юристу


inf

inf