Жители Лошицы: мы не преступники, почему мы должны куда-то уезжать?

Источник: Naviny.by
Размер шрифта: А А А

До 2046 года семья Садовских будет выплачивать кредит за переделку своего дома, который власти планируют снести.

Дом в Лошице, который семья Садовских реконструировала за счет кредита, по плану властей, сносят. Светлана Садовская проиграла два процесса, теперь надежда только на Верховный суд.

«Я хочу жить, а не бороться»

Фортепиано в гостиной с камином, дубовая лестница на второй этаж, где находится пять спален и ванная площадью более десяти квадратных метров. Зимний сад на веранде, стильная беседка во внутреннем дворике, там же огромный надувной бассейн, батут, красивая дорожка и маленький огородик. Усадьба Светланы Садовской напоминает хорошие британские дома.

«Я хочу жить, а не бороться,— говорит женщина, которая уже много лет отстаивает свой дом в Лошице. — Хочу радоваться успехам детей, работать, а не ходить по инстанциям и судам. Однако мне приходится, это мой дом и моя земля».

Своя земля и свой дом — не фигура речи. И то, и другое являются частной собственностью Садовской, которую она получила по наследству и хотела завещать своим детям. Светлана не олигарх, она врач-фтизиатр. Усадьба заново отстроена на месте дома ее дедушки в «деревне ученых» в Лошице.

Дедушка Иван Пекарский, правда, научным работником не был, а работал конюхом в совхозе в Лошице. А вот всех своих четверых детей выучил в университетах.

В доме Ивана Пекарского было 36 квадратных метров жилой и 60 общей площади, там выросла мама Светланы и ее трое детей. Когда стало тесно, Светлана как многодетная мать взяла льготный кредит на улучшение жилищных условий под 3% годовых — до 2046 года. Льготного кредита не хватило, взяли еще один, уже под ставку рефинансирования: «Я плачу 116 рублей по кредитам, а зарплата моя недотягивает до 800 рублей. Если нас снесут, кредит платить я продолжу. Но я даже подумать не могу, что я лишусь своего дома».

Реконструкцию делали несколько лет, официально нанимали бригаду строителей, а сами снимали жилье.

«В результате у нас теперь более 122 метров квадратных жилой площади и 227,7 общей, — рассказала Светлана. — Такая разница за счет большой прихожей, ванной, коридоров. Нам очень хотелось второй этаж, и мы его сделали. Мы уже вселились, а лестница была не готова. Старые одеяла были прикреплены, веревки. Мы ее в рассрочку делали, платили еще три года после заселения. Она из дуба, очень хорошая».

Казус «деревни ученых» и игры чиновников

Казус в том, что Светлана с семьей живет в «деревне ученых», статус которой был присвоен Лошицкому переулку (ранее улица Мичурина), так как история этого места неразрывно связано с историей белорусской аграрной науки.

В 1992 году по решению Мингорисполкома жилой комплекс вошел в зону охраны памятника истории и культуры наряду с Лошицкой усадьбой.

«Деревню ученых» отнесли к зоне 1-го режима содержания — здесь запрещено строительство новых зданий и сооружений, изменение планировочной структуры деревни и архитектурного облика зданий в этой зоне.

Однако в нарушение решения Мингорисполкома администрация Ленинского райисполкома выдавала разрешения на реконструкцию домов по Лошицкому переулку, что в дальнейшем послужило аргументом для снятия статуса «деревни ученых» и перевода в зону 2-го режима содержания. Фактически это означало, что «деревня» теряет свое историческое значение и может быть снесена.

Жертвой чиновничьих игр стала и семья Садовских. По инстанциям с просьбой разрешить реконструкцию Светлана начала ходила в 2005 году: «У меня было разрешение властей на реконструкцию. Дом в моей частной собственности с 1994 года, а 15 соток земли — с 2004 года. Конституция гарантирует защиту частной собственности, но на нашу семью это не распространяется?».

К слову, Светлана ведет уже вторую войну. Первая была в 2009 году, когда только-только семья въехала в дом после реконструкции. Тогда была развернута общественная кампания, в рамках которой была доказана возможность сохранения застройки в Лошице. Согласно Генплану Минска, утвержденному в 2010 году, дом Светланы должен был сохраниться, а вот согласно новому плану, за 2016 год, снесен.

«Квартира — неравноценная замена дому. И я не смогу за сумму, которую теоретически может выплатить мне государство приобрести жилье для своей семьи. Ведь мой дом оценен (без стоимости земли) в 250 тысяч долларов. Разве я могу приобрести равноценный дом в Минске за такие деньги?», — задается вопросом Садовская.

Дайте мне такое же жилье, участок земли, и я уйду

Светлана первой из жителей Лошицы обратилась в суд в начале 2017 года, чтобы защитить свои права на частную собственность. Ее соседи — 12 жителей «деревни ученых» — последовали ее примеру в середине лета.

К тому времени она уже проиграла суд в Московском районе Минска. Примечательно, что Светлане Садовской в удовлетворении иска отказал судья Артем Русак, который рассматривает жалобу на действия Мингорисполкома ее соседей.

Вставка «Это наша земля, мы отсюда не уйдем». Жители Лошицы судятся с властями Минска

И Светлана, и 12 жителей, которые теперь судятся с исполкомом, считают, что, Мингорисполком грубо нарушил их законные права, приняв в апреле 2017 года решение «О предстоящем изъятии земельных участков для государственных нужд и сносе расположенных на них объектов недвижимости».

Светлана говорит, что ее семья не хочет покидать родной дом, в который вложено много сил и средств. Однако если уж Мингорисполком считает, что на месте ее собственности необходимо построить что-то более важное для государства, то надо соблюдать закон.

Светлана Садовская настаивает на том, чтобы согласно указу президента №58 ей представили дом с участком вместо того, который изымают: «Если мое желание остаться в своем доме не учитывается, давайте следовать закону, который предполагает выбор из нескольких вариантов компенсации собственникам подлежащих сносу жилых домов. Дайте мне такое же жилье, участок земли и я уйду. Если государство настаивает на том, чтобы мы освободили «деревню ученых», пусть построит коттеджный поселок в черте городе для тех, кто не согласен уезжать за его пределы. Я не могу представить, как это уехать из Минска. Это мой город, я и мой муж работаем в Минске. Мои дети здесь учатся. Почему мы должны ломать свою жизнь и куда-то уезжать? Мы не преступники, чтобы нас выселять. Мы живем честно и соблюдаем все законы. По Конституции, моя собственность охраняется законом. Зачем Мингорисполком создает такое напряжение в обществе?»

Есть или нет земля для строительства в Минске?

У Мингорисполкома один ответ — в городе нет земли для частной застройки. Но Светлана считает, что есть. Например, на улице Зацень в Минске ведется строительство усадебных (одноквартирных) и блокированных жилых домов.

Продолжается застройка и в элитном районе Дрозды, где землю вне очереди выделяют белорусским чиновникам.


Вице-премьер Кочанова будет жить в ДроздахСудья Артем Русак не принял во внимание доводы Садовской. В решении суда отмечено, что на улице Зацень дома строят дольщики: «Всего строится 18 домов, из которых одноквартирными являются 6 домов, что свидетельствует об отсутствии объективной возможности получения всеми желающими в собственность жилого дома, строений, сооружений и насаждений при нем (долей в праве общей собственности на соответствующее недвижимое имущество), равноценных по благоустройству и общей площади сносимым».

Доводы заявителей о наличии в продаже коттеджей, которые могли бы быть переданы в счет реализации имущественных прав людей, также не приняты судом во внимание, «поскольку наличие в продаже коттеджей не свидетельствует о наличии объективной возможности их предоставления».

В Минском городском суде доводы Светланы Садовского также не услышали. Теперь одна надежда на Верховный суд.

Фото Сергея САЦЮКА

Автор: Елена СПАСЮК

Читайте новое за сегодня ↓ или Оставить комментарий

     



Закрыть окно

А Ваше какое мнение? Оставьте комментарий о новости без регистрации:


Ссылка на источник: Жители Лошицы: мы не преступники, почему мы должны куда-то уезжать?


Перейти в Афишу, посмотреть Курсы Валют на сегодня, Главные новости

тв программа на сегодня

задать вопрос юристу


inf

inf